Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Расселение и войны славян [58]
    Славянские языки и письмо [35]
    Творчество славянских народов [33]
    Славные славяне [8]
    Источники о славянах и русах [24]
    Образование славянских государств [50]
    Историческая реконструкция [20]
    Любор Нидерле [21]
    Верования, обряды, обычаи [38]
    Славянская прародина [21]
    Предшественники славян [29]
    Материалы по личности Рюрика [12]
    Древние русы, руги, росы и другие [9]
    Венеты, Венеды, Венды. [13]
    Ободриты [8]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 21.10.2017, 19:04

    Главная » Статьи » История славянской культуры » Творчество славянских народов

    Искусство древних славян.
    Искусство древних славян.
    Значительное место в раннем искусстве древних славян занимает керамика так называемой Черняховской культуры. Вопрос о том, славянская она или нет, до сих пор не решен, но орнаменты, встречающиеся здесь на сосудах, невольно ассоциируются с хорошо нам известной геометрической орнаментикой в народном украинском искусстве.
    Изделия ювелирного ремесла встречаются уже в раннеславянских поселениях Среднего Поднепровья и других мест в Зарубинецкую эпоху (II—1 вв. до н.э.). Это бронзовые фибулы—застежки и пряжки так называемого латенского и среднелатенского типа, орнаментированные прямыми или косыми насечками. В Черняховскую эпоху (II—IV вв. н. э.) ювелирное дело получило дальнейшее развитие. Помимо зарубинецких фибул с треугольным щитком, делаются "арбалетные" фибулы с изогнутой ножкой и фибулы с полукруглым вытянутым полудиском и украшениями в виде небольших круглых головок. Высокого уровня производство ювелирных изделий достигает, по-видимому, к середине 1 тысячелетия н. э. С этого времени они начинают красиво орнаментироваться. Встречаются теперь бронзовые пряжки с "глазковым" узором и браслеты с концами, похожими на змеиные головки. Они массивны и очень просты по форме. Нередки в это время лунообразные серьги из трех колечек, нанизанных на серебряный или бронзовый ободок, предвосхищающие тип известных киевских "трехбусинных" колец. Попадаются подвески, представляющие собой две спирали, подвески-колечки, к которым прикреплен простой треугольник.
    Черняховские мастера знали искусство ковки, выполняли свои вещи по заранее приготовленной восковой модели, употребляли грубоватую зернь, составляя несложные геометрические узоры. Была им известна и выемчатая эмаль, типичная для многих европейских народов раннего средневековья. Нарядные, с красивым прорезным сквозным орнаментом, расцвеченные эмалью, эти изделия представляют высшее достижение ювелирного искусства в IV—V веках. Во всех этих разновидностях народного творчества любимыми были красный, зеленый, желтый, белый и черный цвета.
    Помимо металлических, дошли до нас от Черняховской эпохи изделия из кости, главным образом гребни. Их украшали мелким "глазковым" узором и рисунками спирали. Находят и остатки стеклянных изделий этого времени, но они, наверное, были привозными. Но самым значительным явлением была керамика. Сосуды простой и сложной формы выполнялись из обычной обожженной глины, но часто продымливались во время обжига в горнах, приобретая нарядный черный цвет. Их украшали геометрическими линейными узорами (треугольниками, зигзагами, ромбами), иногда поверхность в отдельных местах просто заштриховывалась. Эти орнаменты напоминают будущие украинские узоры. В своих формах Черняховская керамика испытала воздействие греко-римского искусства, но в орнаментике строго придерживалась местных рисунков. Наряду с этой посудой, нередко подражавшей металлическим привозным кувшинам, встречается много безыскусственной скромной посуды. Первая изготовлялась на гончарном кругу, вторая— лепным способом, как в Зарубинецкую эпоху, что говорит о наличии в это время в Приднепровье центров с различным уровнем керамического производства.
    Период VI—VII веков в истории художественной культуры древних славян очень труден для изучения, так как содержит мало фактического материала. На основании сведений византийских авторов можно сделать вывод, что славяне в тот период уже обладали развитой мифологией. Главным богом был Перун. Они поклонялись берегиням, роду, роженицам. От зла их оберегали амулеты, и они же привлекали добрые силы. С веками славянский Олимп разрастался и находил свое отражение в искусстве.
    Художественное качество произведений полян, как и всей их материальной культуры в эту эпоху, неодинаково. В пределах будущего Киева это качество более высоко, чем в областях, находящихся севернее верховья Днепра.
    Исследования последних лет, главным образом в Побужье, показали наличие здесь антских поселений с остатками различных изделий. Так, возле деревень Самчинцы и Семенки были обнаружены керамические сосуды, вылепленные от руки, без гончарного станка, грубые по обработке и формам. Особенно типичны горшки сильно вытянутых пропорций или круглые, приземистые, с широким горлом. На многих из них по тулову идут линии, вдавленные в глину, или широкие волнистые полосы, обегающие поверхность сосуда. Там же были найдены формочки для литья простейших металлических бус, а также медный конек с причудливо узорной головой и небольшие серебряные подвески в виде дисков с ромбом, украшенным девятью отверстиями. Геометрический стиль, отраженный в этих изделиях, вероятно, лишь отзвук распространенных тогда узоров в текстиле и дереве.
    В Приднепровье были обнаружены и так называемые пальчатые (лучевые) фибулы (VI в.), которые имеют полукруглый щит с пятью лучами и продолговатую, слегка изогнутую ножку, переходящую в ромб, завершающийся мордой фантастического чудовища.
    В Приднепровье стиль фибул меняется, они становятся более плоскими, и поверхность их щедро покрывается двойными кружками. Морды чудовищ и "лучи" теряют объемность, уплощаются. Так возникает узор, отчасти напоминающий рисунки на текстильных изделиях. Постепенно видоизменяясь, этот узор начинает включать в себя элементы изобразительные, но сильно геометризованные. Таковы фибулы, где полукруглый щиток приобретает сходство с человеческой фигуркой. Средний луч превращается в человеческую голову, а другие лучи (их уже теперь семь) заменяются птичьими головками . В VI веке возникает изображение богини-птицы, у которой вместо рук птичьи головы (с. Пастырское).
    В VII веке на основе "узорного" стиля развивается новый стиль фибул с изображениями животных, птиц и человека, образующих замысловатые композиции— выражение языческой религиозной символики того времени.
    Выполненные из серебра или бронзы, эти фибулы составлены из двух человеческих фигур: одной, трактованной довольно правдоподобно, другой—сильно стилизованной; в последнем случае руки и плечи переходят в головы птиц и коней. Все эти изображения плоскостны, с их поверхности полностью исчез "кружковый" орнамент. Они построены на четком орнаментальном рисунке, в котором большую роль играет сквозной узор. Иногда он довольно примитивен, но в некоторых фибулах достигает изящества. Здесь божества, имеющие человеческий облик, не только сопоставлены с животными, но и образуют с ними неразрывное целое. В результате возникает фантастическое существо—получеловек-полузверь, оборотень, выражающий какие-то таинственные связи между стихиями неба, земли и воды. В этих странных изображениях содержится поэтический смысл, говорящий о мире природы, о ее могучих жизненных силах.
    Наиболее совершенные в художественном отношении фибулы обнаружены среди предметов прикладного искусства VII века из села Зеньково Полтавской области и Пастеровского городища близ Чигирина, а также в самом Киеве. На зеньковской бронзовой фибуле показаны плывущие утки, в головы которых впиваются змеи. Но основу композиции составляют фигуры, облаченные в колоколовидные широкие одежды, их руки-птицы кажутся воздетыми, голову самой большой фигуры, очевидно богини, венчает своеобразная тиара—корона с "глазами": поза "богини" величественна, в движении ее рук угадывается жест благословения. Очертания фигур в этих фибулах мягкие, округлые, плавные. Выразителен внутренний силуэт, образованный сквозными отверстиями. Не образ ли это таинственных берегинь, о которых писали книжники XII—XIII веков?
    Мир представлений древнего художника воплощен в этих фибулах как слияние ясного и загадочного.
    Особое место в искусстве древних славян занимает клад серебряных изделий из села Мартыновка (VI в.), на Киевщине. Найденные здесь литые изображения коней и человеческие фигурки резко отличаются от вышеописанных. Серебряные с легкой позолотой фигурки коней и пляшущих мужчин полны движения. В трактовке коней отчетливо выступают фантастические черты, усиленные причудливой декоративностью отделки. Силуэт некоторых коней построен как тонкий орнаментальный узор.
    Фигурки человечков напоминают языческих идолов в сильно уменьшенном размере. Их лица превращены в условные геометризованные маски. Пересекающая грудь позолоченная широкая полоска с мелко награвированным геометрическим узором воспроизводит вышивку на мужской рубахе. Подобные вышивки сохранялись до недавнего времени в народном творчестве Украины.
    Есть предположение, что этими бляшками украшали луку седла. Изображения божеств охраняли всадника в пути, а фигурки коней, которые помещались на боковых частях седла, символизировали бег лошади.
    Сопоставляя антропоморфные фибулы и серебряные фигурки из Мартыновского клада, можно сделать вывод, что в первых наметилось стремление древних художников к правдоподобию изображения; во второй группе изделий правдоподобие уступило место вымыслу, подчеркнутой декоративности, и в этом, возможно, проявились вкусы дружинной знати, желавшей видеть в предметах прикладного искусства олицетворение храбрости и силы.
    Разложение родового строя и постепенное образование феодальных отношений у славян в конце 1 тысячелетия приводит к большим переменам. Происходит отделение ремесла от земледелия, возникают поселения, которые в будущем дадут начало городам.
    В VIII веке славяне уже прочно занимают огромную территорию, вступая в сношения с различными странами и народами. К этому периоду относится основание Киева.
    По дорогам, проходившим через Древнюю Русь, шла оживленная торговля с Востоком и Западом; в ее центрах оседали произведения иноземного искусства, порой служившие образцами для местных художников, обогащая их творчество, вливая в него новые мотивы и формы. Связь славянских земель с Востоком была очень сильной, особенно в VIII—X столетиях.
    От этого периода сохранились статуи идолов, которые делались из дерева, металла, реже из камня, с едва намеченными чертами лица. Таковы идолы из села Ивановны Хмельницкой области (1—V вв.). Очевидно, существовали деревянные домашние идолы, оберегавшие жилище, его хозяина и всю семью.
    Наиболее известен каменный Збручский идол (X в.) в виде четырехгранного столба Этот идол, украшенный плоским рельефом, иногда переходящим в резьбу вглубь, был ярко раскрашен (остались еле заметные следы краски). Имя Святовита приписано идолу, найденному в реке Збруч, по сложившейся традиции, на том основании, что изваяние Святовита, стоявшее в Арконе, было также четырехликим. Збручский идол завершается четырехли-кой головой, увенчанной княжеской шапкой. Все лики этой "четверицы" удлиненные, плоские, с очень приблизительной обрисовкой форм лица. На каждой грани столба имеются как бы три яруса: в верхнем изображены божества; под ним небольшие, наивно выполненные фигурки людей; ниже, на этот раз только на трех гранях, показаны полуфигуры с воздетыми руками, словно поддерживающие все верхние части. Три божества прижимают руки к груди в молитвенном жесте, причем движения рук строго повторены у каждого. Одна фигура держит в руке рог, который был, видимо, ритуальным предметом, употреблявшимся при жертвоприношениях. Атрибутом другой является сабля. Формы Збручского идола весьма примитивны. Плоский рельеф и четырехгранность "столпа" говорят о том, что мастер привык работать в дереве, а не в камне.
    Монументальными сооружениями были славянские могильные курганы. Самый величественный—курган в Чернигове, известный под названием Черной могилы (X в.). Его высота достигала II метров, основанием был почти точный круг. Он постепенно сужался кверху, образуя огромный купол.
    Развитие ремесел в эту эпоху стало весьма значительным. Мастерство всевозможных древодельцев, кузнецов, златокузнецов было немалым. Именно в это время славяне в совершенстве осваивают такие трудные и сложные в ювелирном деле техники, как перегородчатая эмаль, чернение по серебру особым сплавом черного цвета, скань, гравировку по металлам и т. д. Несомненно, искусной была обработка дерева и камня, используемых и в качестве основного строительного материала, и для декоративных целей. Керамика, временно пришедшая в упадок, вновь вернулась к производству изделий с помощью гончарного круга. Однако художественный уровень их был невысок.
    Ювелирные украшения VIII—X веков изящны, пропорции их хорошо найдены. Перед нами сложный орнаментальный стиль, где решающее значение принадлежит геометрическим мотивам. Самые богатые по формам вещи—из Харьевского клада. Изделия из Пастеровского городища скромнее и проще. Изображения животных, зверей и человека "покинули" эти изделия, на смену им пришла неизобразительная символика.
    Приднепровские мастера положили в основу орнамента давние местные формы лунницы и звезды, ук-красив их треугольниками, ромбами, восьмерками, которые нам знакомы по предыдущим эпохам, но сообщили им особую изысканность. На изделия Харьевского клада похожи подвесочные кольца, найденные в раннеславянских поселениях в среднем течении Южного Буга, близ села Семенки. И это сходство не оставляет сомнения в том, что мы имеем предметы одного художественного круга, хотя между ними есть некоторое различие, очевидно, зависимое от степени умения и вкуса местных мастеров.
    Если памятники ювелирного искусства, добытые археологами в районах Приднепровья, отличаются нарядностью и сложностью формы, то вещи, обнаруженные в Зарайском кладе и на Новотроицком городище (VIII—IX вв.), выглядят иначе. Здесь найдены серебряные височные кольца—самые ранние из известных нам височных колец, типичных впоследствии для отдельных славянских племен. Кольца украшены семью пли пятью лучами. Каждый луч образован сильно вытянутым треугольником, иногда законченным заостренным концом, но чаще—тремя шариками "ложной" зерни. Формы полузвезды указывают на связь этих колец с солярным культом. Украшая женский головной убор, они в то же время служили и оберегами. Имитация зерни— убедительное доказательство того, что эти изделия возникли под влиянием дорогих ювелирных украшений.
    Можно утверждать, что в VIII—IX веках техника зерни употреблялась очень широко. Образованные ею узоры типичны для целого ряда изделий. Но славянские ювелиры, заимствовав эту технику с Востока, применяли ее по-своему. Не мотивы восточного орнамента, а местные геометрические узоры оказались выполненными в этой технике. Влияние Востока чувствуется лишь в узорной изысканности рисунка.
    Особыми чертами отличались некоторые лунницы из Волынского клада. Их поверхность украшалась неправильной формы небольшими ромбами, между и вокруг которых поле было усыпано образованными зернью миниатюрными кругами, треугольничками и вкомпонованными в них изящными ромбиками.
    Одновременно с лунницами были в ходу необычайно изящные серьги, в изготовлении которых соединились все виды филигранной работы. Они виртуозно украшались зернью и сканью из тончайших крученых металлических нитей, образующих сквозной узор или узор на гладком фоне.
    Из вышеизложенного ясно, что в VIII—IХ веках искусство зерни и до известной степени скани достигает необыкновенной тонкости и красоты.
    Наряду с геометрическими узорами, украшавшими мелкие ювелирные изделия, в прикладном искусстве славян бытовали произведения, содержащие растительные и другие мотивы. В кургане Черная могила в Чернигове в конце XIX столетия нашли два турьих рога. Один из них (длиной 54 см) украшен пышным растительным орнаментом, другой (длиной 68 см) фигурами зверей, птиц и людей. Эти рисунки нанесены на серебряные пластины, которыми украшены оба рога..
    Чеканка на пластинах осуществлена способом незначительного углубления фона, отчего все фигуры воспринимаются как еле заметный рельеф. Позолоченный же фон сплошь усыпан бесчисленными ямочками, имитирующими зернь. Фигуры чуть подрезаны по краям, чем усилен их контур. Они оставлены серебряными и отчетливо выделяются на золотом фоне. Фигуры подгравированы, характерны рисунком, изображающим перья, шерсть, чешую, разные детали. Есть мнение, что все это было покрыто чернью, которая, входя в линии рисунка, усиливала графичность узора..
    На одном турьем роге изображены чудовища, звери, птицы и люди. Они образуют отдельные парные группы. Рог несколько сплющен. На его "фасадной" стороне, образуя как бы центр композиции, помещены две фантастические фигуры грифоноподобных коней. Соединены оба чудовища крупной пальметтой, чьи стебли плавно переходят в их крылья. Слева, рядом с конем-грифоном, изображен орел; под ним две бегущие собаки. Завершают этот ряд два сплетенных шеями и хвостами с той же пальметтой дракона. Справа от коней—барс, повернувший к ним голову, и огромный петух. За ним две человеческие фигурки и птица, склонившая голову. Сверху и снизу эти изображения сопровождают орнаментальные медальоны с лилиевидными кринами, отдаленно напоминающими византийские. Все фигуры благодаря сложному, тонко проработанному рисунку воспринимаются как богатый узор. Когда рог был новым, он, очевидно, производил впечатление, схожее с тем, которое рождают у нас драгоценные золотые ткани. Стиль декора турьего рога говорит о стремлении мастера к пышности, великолепию и декоративности. Композиция была связана с ритуальными священными изображениями. Фигуры чудовищ и зверей, олицетворяющие божественных животных, принадлежат славянской мифологии.
    Второй рог из Черной могилы украшен только растительным орнаментом. Поверхность серебряной оковки покрыта растительными стеблями; пропущенные сквозь кольца, они образуют сложно переплетенные симметрические фигуры и завершаются острым листом. Перед нами крины—стилизованные лилии, из которых и составлена роскошная композиция. Плавно текущие стебли с листьями воспринимаются как кусок драгоценной золотой ткани, обвившей устье рога. Цветок лилии был на Руси символом плодородия, восходя к "древу жизни". Крин на роге не вычеканен, а награвирован, золотом украшен сам рисунок, а не фон.. Почти такой же орнамент из лилиевидных стеблей, только расположенных друг над другом, украшает серебряную оковку рукояти меча, обнаруженного в Киеве.
    Искусство древних славян, охватывает значительный период. Много точек соприкосновения с ним имеет скифо-сарматская культура: целый ряд ее художественных форм и мотивов перешел, претерпев сильные изменения, в искусство племен, живших в Приднепровье. Воздействие византийской и иранской культур не могло изменить самостоятельного художественного облика произведений украинского декоративно-прикладного искусства, но сообщило ему новые силы и познакомило его с достижениями античной культуры.
    Искусство древних славян уже в своих истоках оказывается настолько значительным и полным своеобразия, что дает возможность понять стремительный рост и расцвет художественной культуры Древней Руси XI—XIII веков.


    Источник: http://webplus.info/index.php?page=48&article=106
    Категория: Творчество славянских народов | Добавил: Яковлев (25.01.2010)
    Просмотров: 5817
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]