Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Болезни и симптомы [38]
    Лечение и реабилитация [23]
    Защита от болезней [24]
    Влияние внешней среды на организм [31]
    Психическое здоровье [23]
    Культура движения [30]
    Культура дыхания [13]
    Культура питания [16]
    Внутренняя среда организма [33]
    Жизнь клетки [12]
    Традиционные лекарственные растения России [12]
    Старение человека [5]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 24.04.2017, 02:39

    Главная » Статьи » Культура здоровья » Психическое здоровье

    Социальный стресс, трудовая мотивация и здоровье/Величковский Б.Т.

    Социальный стресс, трудовая мотивация и здоровье

    Величковский Б.Т.

    академик РАМН, профессор, д.м.н., главный научный сотрудник отдела молекулярной биологии Российского государственного медицинского университета, Москва


    Проанализированы социальные причины и патогенетические механизмы, которые в ходе реформ обусловили развитие сверхвысокой и сверхранней смертности лиц трудоспособного возраста, ухудшение физического развития и здоровья детей и подростков и отрицательный естественный прирост населения. Совокупность патологических процессов, вызвавших указанные изменения, точнее всего может быть обозначена как «социальный стресс». Специфическая причина возникновения социального стресса заключается в утрате населением эффективной трудовой мотивации. Хронический социальный стресс приводит к развитию фазы истощения общего адаптационного синдрома, срыву динамического стереотипа высшей нервной деятельности, формированию феномена «запрограммированной смерти организма - феноптоза», а также негативному проявлению повышенной гетерозиготности популяционного генофонда. С этих позиций становится понятной роль нерадиационной составляющей в чрезмерном ущербе здоровью ликвидаторов Чернобыльской аварии, а также причина сокращения срока профессиональной службы лиц опасных профессий и трудового стажа, работающих во вредных условиях труда. Показана возможность количественной оценки интенсивности социального стресса. Обоснованы приоритеты улучшения здоровья населения и выхода из демографического кризиса.


    Содержание


    1. Роль нищеты, алкоголизма и других «традиционных» причин
    2. «Социальное производство нездоровья»
    3. Социальный стресс, его значение и отличительные черты
    4. Роль эффективной трудовой мотивации
    5. Физиологические механизмы формирования трудовой мотивации
    6. Последствия хронического социального стресса
    7. Можно ли количественно измерить интенсивность социального стресса?
    8. От тепличных условий для крупного бизнеса к эффективной трудовой мотивации для дееспособного населения
    9. Литература


    Ущерб, нанесённый реформами здоровью населения страны, получил нелицеприятную оценку Национального разведывательного совета США в докладе: «Глобальные тенденции развития человечества до 2015 года». В нём говорится, что население России не только сокращается, но и становится всё менее и менее здоровым, а значить, теряет способность служить движущей силой экономического возрождения.

    Реформы длятся 14 лет. Однако нет единого мнения о том, каков лимитирующий фактор, определивший развитие медико-демографического кризиса?


    1. Роль нищеты, алкоголизма и других «традиционных» причин

    Для ответа на этот вопрос вначале следует прояснить непростые взаимоотношения между бедностью, воспроизводством и здоровьем населения России.

    Нищета, возникшая в ходе реформ, наибольшее влияние оказала на снижение рождаемости, так как для большинства семей количество детей стало определяющим фактором бедности.

    От бедности пострадали беременные женщины. Они превратились в группу высокого риска в связи с повышением частоты анемий, невынашивания беременности и осложнения родов. Это в свою очередь увеличило число детей, рождающихся больными.

    Нищета оказала отрицательное влияние на физическое развитие и здоровье детей. Ускоренное физическое развитие (акселерация) сменилось замедлением физического развития (ретардацией). К тому же, по данным Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, нищета породила порядка 2,8 миллиона беспризорных детей, больше, чем после Великой Отечественной войны [21].

    Однако ухудшение материального благосостояния не приобрело решающего значения в подъёме смертности населения. Если бы указанная причина оказалась ведущей, подъём смертности в первую очередь затронул бы самые уязвимые возрастные группы: детей и престарелых. В этом случае темпы роста смертности всего населения были бы больше, чем лиц трудоспособного возраста. Но в действительности имеет место обратное явление: смертность лиц трудоспособного возраста растет быстрее, чем населения в целом [12] (табл. 1).


    Таблица 1.Изменения коэффициентов общей смертности и смертности в трудоспособном возрасте (в том числе в % к 1991 году)
    Годы Смертность населения* Смертность трудоспособного населения*
    1991 11,4 (100%) 5,0 (100%)
    1992 12,2 (107%) 5,8 (116%)
    1993 14,5 (127%) 7,4 (148%)
    1994 15,7 (138%) 8,4 (168%)
    1995 15,0 (132% 8,0 (160%)
    1996 14,2 (125%) 7,1(142%)
    1997 13,8 (121%) 6,3 (126%)
    1998 13,6 (119%) 5,0 (100%)
    1999 14,7 (129%) 6,7 (134%)
    2000 15,4 (134%) 7,3 (146%)
    2001 15,7 (138%) 7,5 (150%)
    2002 16,3 (143%) 7,8 (156%)
    2003 16,4 (144%) 8,0 (160%)

    * на 1000 человек


    Поэтому обнищание населения - не ведущая причина стремительного повышения уровня смертности [8].

    Последние 4 года в России наблюдается удивительный парадокс: бедных в стране из года в год становится меньше на 5-6 миллионов, но смертность населения не снижается (рис. 1)

    Главная причина этого парадокса заключается в том, что в стране неправильно определён критерий бедности. К этой категории сейчас относятся люди, у которых величина денежных доходов ниже прожиточного минимума. Однако, прожиточный минимум в России неоправданно низкий. Так, например, по данным ВОЗ трудоспособный человек должен потреблять 75-80 кг мясопродуктов в год, а по нормам российской «потребительской корзины» - 31,5 кг [27].


    Соотношение уровня смертности и численности бедного населения

    Рис. 1. Соотношение уровня смертности и численности бедного населения


    Не случайно, при опросах общественного мнения своё материальное положение оценивают как «плохое и очень плохое» 50 миллионов россиян, то есть на 20 миллионов больше, чем по данным Госкомстата.

    Вторая причина заключается в том, что в ходе реформ, наряду с обнищанием, на здоровье населения оказывают влияние и другие значимые факторы.

    В последнее время снова начинает возобладать мнение, что главной причиной высокой смертности населения является алкоголизм. Так, в изданной в 2003 году коллективной монографии «Здоровье населения России в социальном контексте 90-х годов: проблемы и перспективы» утверждается, что «доминирующая роль этого фактора несомненна» [26].

    Злоупотребление алкоголем и его суррогатами, действительно, играет свою зловещую роль в повышении смертности населения, так как для многих пьянство стало наиболее доступным способом «решения» житейских проблем. На роль алкоголя указывает высокий удельный вес в смертности трудоспособного населения таких причин, как несчастные случаи, отравления и травмы. Вместе с тем, удельный вес смертности населения от этих причин во все годы реформ остается в три с лишним раза ниже смертности от болезней кровообращения (рис. 2).


    Коэффициенты смертности населения

    Рис. 2. Коэффициенты смертности населения, на 1000 чел.


    Поэтому алкоголизм, будучи, безусловно, значимой причиной повышения смертности населения, особенно трудоспособного возраста, не является доминирующим фактором.

    Курение табака, наркомания, неблагополучие в состоянии окружающей среды, условиях труда и техники безопасности - всё это также важные причины ухудшения здоровья населения. Но все перечисленные факторы лишь отчасти повинны в сокращении продолжительности жизни.

    И в России, и за рубежом ведутся интенсивные исследования причин высокой российской смертности, социальных и экономических факторов, от которых она зависит. Однако, когда речь идёт о таких масштабах сокращения численности населения, дело не может сводиться к действию отдельных, даже очень важных факторов. Нужны какие-то системные объяснения, которые требуют критического анализа главных целей общества, его приоритетов и, в конечном счёте, их серьёзного пересмотра [10].

    2. «Социальное производство нездоровья»

    Поскольку мы живём в рыночном обществе, подлежит анализу социальное неравенство в состоянии здоровья [20]. С учётом приобретённого исторического опыта для этого, по-видимому, вновь необходимо обратиться к марксистскому учению. К. Маркс утверждал, что для капиталистического общества характерно «социальное производство нездоровья», обусловленное присвоением прибавочного продукта [14].

    Сегодня многие исследователи ставят под сомнение это положение. В самом деле, в развитых капиталистических странах очевидным фактом является повышение уровня жизни населения, увеличение продолжительности жизни, стирание различий в заболеваемости и смертности между различными социальными группами.

    Однако в России пока не такой капитализм, как в развитых странах. Норма прибавочного продукта (прибыли) в России на 60% выше, чем в главной капиталистической стране мира - США. С учётом скрытых доходов наших олигархов она, думается, еще больше. А вот доля оплаты труда в валовом внутреннем продукте (ВВП) на 27% ниже, чем в США. Там заработная плата составляет около 60% ВВП. У нас - около 40% [15]. В США доля зарплаты снижалась до 40% ВВП только в годы «великой депрессии», когда капитализм стал развиваться неэффективно из-за обнищания населения. Становление капитализма в России в настоящее время происходит также за счёт обнищания населения. К тому же указанная тенденция не сокращается, а нарастает. В 1999 году величина средних доходов 10% наиболее богатых и 10% наиболее бедных групп населения отличалась в 14,1 раза; в 2003-м этот показатель увеличился до 14,5, в 2004-м - до 14,8. Разрыв в доходах 5-процентных крайних групп с наибольшими и наименьшими достатком в 2004 году достиг, как минимум, 50 крат. «Верхней» 20-процентной группе населения принадлежит 46% общего фонда доходов, а «нижней» - меньше 6% [21]. Обнищание населения, с одной стороны, подрывает здоровье людей, с другой - определяет низкий потребительский спрос. Если у людей нет денег на покупку товаров, производство не развивается. Поэтому наш отечественный капитализм сейчас неэффективен. Для подкрепления этого вывода достаточно привести один пример. После революции большевикам на восстановление предвоенного уровня ВВП, если исключить три года гражданской войны, понадобилось 9 лет. В 1929 году ВВП достиг 102,6% от уровня 1913 года. В современной России через 9 лет после начала реформ ВВП составил 55% дореформенного 1990 года. Удвоить нынешний ВВП и, следовательно, довести его до дореформенного уровня, планируется в 2010 году, то есть через 18 лет после начала реформ [13].


    3. Социальный стресс, его значение и отличительные черты

    Чтобы обосновать пути преодоления негативных последствий реформ, необходимо знать, каким образом экономические, социальные, психологические и иные факторы оказывают свое пагубное влияние на здоровье населения.

    По-видимому, ключевую роль при этом играет процесс, который точнее всего может быть обозначен как «социальный стресс».

    В наши дни понятие стресса вышло за границы сугубо профессионального использования и стало достоянием массового сознания. В повседневной жизни стресс совершенно справедливо определяют, как приспособительную реакцию живого организма в ответ на любое возмущение в окружающей среде. Однако, несмотря на широкое использование и всеобщее понимание стресса, нельзя забывать, что это понятие имеет конкретное физиологическое содержание. Стресс представляет собой однотипную нейрогормональную реакцию организма, возникающую под влиянием сильных, даже экстремальных раздражителей. Биологический смысл реакции стресса заключается в мобилизации резервов организма для преодоления последствий таких воздействий. Стресс мобилизует адаптационные процессы. Поэтому автор концепции стресса Г. Селье назвал его «общим адаптационным синдромом». Чрезмерный стресс снижает сопротивляемость организма и может вызвать развитие характерных патологических изменений. Чаще всего возникают язвенная болезнь, ишемическая болезнь сердца, нарушение сердечного ритма, аллергические реакции, включая бронхиальную астму [22].

    Не только экстремальные воздействия внешней среды, но и психологические факторы существенно влияют на человека. Эмоциональное отношение к ситуации, её субъективная оценка обычно и являются причиной формирования мотивации к действию.

    На этом основании известный американский психолог Р. Лазариус ввёл понятие «психологический стресс» [13]. Он рассматривает его как процесс, включающий наличие «проблемной ситуации» и её субъективное восприятие, оценку её личной значимости. Если ситуация субъективно оценивается как потенциально опасная или как уже возникшее препятствие для достижения цели, то развиваются объективные проявления стресса. В противном случае реакция стресса вообще не возникает, даже если существующая ситуация может серьёзно повредить человеку.

    В чём же заключается необходимость выделения ещё одной разновидности стресса - «социального стресса»? Таких причин, как минимум, четыре. Во-первых, он касается не любых живых организмов и даже не любого человека, а только дееспособного индивида. Во-вторых, возникающие под влиянием социального стресса отрицательные изменения в уровне смертности и продолжительности жизни, в максимальной степени происходят не в наиболее ранимых детских и пожилых возрастных группах, а у лиц трудоспособного возраста, то есть изменяется фундаментальная биологическая закономерность - различие в устойчивости основных возрастных групп населения. В-третьих, изменения, возникающие в организме под влиянием социального стресса, не ограничиваются чрезмерной нейрогормональной реакцией и вызываемыми ею патологическими процессами, а касаются всех классов болезней. Четвертое отличие заключается в том, что социальный стресс имеет свою специфическую причину развития. Положение это представляется ключевым, поэтому требует более подробного рассмотрения.

    4. Роль эффективной трудовой мотивации

    Специфическая причина возникновения социального стресса заключается в утрате населением эффективной трудовой мотивации. Для преодоления в России социального стресса и медико-демографического кризиса необходимо создание у трудоспособного населения сильной трудовой мотивации, основанной на возможности честным трудом обеспечить достойное существование себе и своей семье.

    Проблема трудовой мотивации существует во всех странах мира. Высокопроизводительный труд требует большого волевого усилия работника. Такое волевое усилие дается тяжело, длительно оно может осуществляться только при очень сильной трудовой мотивации. Подобная мотивация особенно важна вначале, потом на помощь приходит сложившийся динамический стереотип. Частная собственность обеспечивает личную экономическую независимость и свободу выбора, поэтому представляет собой высокий трудовой стимул. Именно в этом заключалось подавляющее преимущество западных производителей перед СССР. В экономике Советского Союза игнорировался «закон стоимости». Это обусловило экстенсивный, затратный путь развития народного хозяйства и обесценило заработную плату как действенный стимул к труду.

    Однако, возникает вопрос, так ли необходима и значима эффективная трудовая мотивация не только для успешного развития экономики, но и для снижения смертности и повышения продолжительности жизни населения?

    Если проанализировать изменения показателей смертности населения и средней ожидаемой продолжительности жизни в России за весь ХХ век, то можно выделить только четыре периода, когда значение этих параметров возрастало [16] (рис. 3).


    Продолжительность жизни и смертность населения России

    Рис. 3. Продолжительность жизни и смертность населения России


    Первый такой период - годы НЭПа (1921-1927). Он характеризовался возрождением рыночных отношений, как в частом секторе, так и внутри государственного сектора экономики и развитием у населения высокой трудовой мотивации. При этом природа трудовых стимулов была двоякой. Одних вдохновляли высокие доходы и заработки, других в не меньшей степени окрыляла перспектива строительства социализма. Об этом неопровержимо свидетельствует документальная в своей основе повесть Николая Островского «Как закалялась сталь». Смертность населения, составлявшая в 1913 году 32,4 на тысячу, снизилась в 1926 году до 20,7.

    После ликвидации НЭПа, не сумев обеспечить более привлекательную, чем на Западе, трудовую мотивацию, И.В. Сталин встал на путь создания систем принудительного труда: ГУЛАГа и колхозов. В итоге в предвоенном 1940 году уровень смертности населения оставался на уровне 1926 года, хотя в это время в экономически развитых странах происходил беспрецедентный рост средней продолжительности жизни.

    В Советском Союзе такой период также наступил, но значительно позднее, в послевоенные годы. Смертность снизилась с 20,6 в 1940 году до 7,17 в 1964 году, ожидаемая продолжительность жизни увеличилась с 42,9 до 69,6 года. В это время Советский Союз вошел в число трёх десятков государств с наиболее низкой смертностью. К повышению средней продолжительности жизни как в экономически развитых странах, так и в СССР, привело снижение смертности от эпидемических инфекционных заболеваний, прежде всего, детских инфекций, которое было достигнуто в результате специфической вакцинации, улучшения гигиенических стандартов, использования новых химиопрепаратов и антибиотиков (рис. 4).

    Но, кроме медицинских причин, имели значение и другие факторы. В развитых странах таким фактором стало формирование более эффективной трудовой мотивации, основанной на повышении привлекательности, как самого труда, так и его оплаты. Г. Форд первым установил, что его рабочие должны получать столько, чтобы могли покупать машины, которые они производят. Имел значение и переход от преимущественно физического труда к механизированному и автоматизированному производству, поскольку изнуряющий физический труд вызывает ускоренное биологическое старение организма и раннюю смертность.


    Коэффициент младенческой смертности

    Рис. 4. Коэффициент младенческой смертности


    В Советском Союзе произошли не менее глубокие перемены в общественном сознании. Прежде всего, в период так называемой «оттепели» 1953-1964 годов население освободилось от постоянного подспудного страха сталинских репрессий. Начатое масштабное жилищное строительство, повышение заработной платы низкооплачиваемым категориям рабочих и служащих вызвали массовый трудовой подъём населения, у которого вновь возродилась надежду на достойную жизнь, добытую ценой невероятных усилий и потерь в годы Великой Отечественной войны.

    Однако, преодолеть сталинское наследие удалось лишь отчасти. Следующие два с лишним десятилетия стали периодом прогрессирующего застоя в экономике. Заработная плата снова перестала быть действенным стимулом к труду. Страна проиграла «холодную войну», потому что мы не смогли достигнуть более высокой производительности и качества труда, чем на Западе. И одна из причин такого положения заключалась в отсутствии у населения Советского Союза в тот период эффективной трудовой мотивации. Снижение трудовых стимулов снова сопровождалось ухудшением здоровья населения, повышением смертности и уменьшением продолжительности жизни.

    Положение изменилось только в 1986-1989 годах, когда были достигнуты самые высокие за всё послевоенное время показатели продолжительности жизни населения, они возросли до 70,1 года. Этот период соответствовал начатой М.С. Горбачевым перестройки жизни страны. Два года пришлись на антиалкогольную эпопею. Но благоприятные демографические сдвиги сохранились и в 1988-1989 годах, когда потребление спиртных напитков практически вернулось к исходному уровню. В эти годы были созданы кооперативы, которые дали населению первую легальную возможность повысить жизненный уровень своим собственным трудом. Реформы М.С. Горбачева не привели к успеху. Но демографические показатели убедительнее всего свидетельствуют, насколько потребность перемен отвечала чаяниям народа.

    «Шоковая стратегия» реформ вызвала развитие социального стресса и резко ухудшила все медико-демографические показатели населения России. Вместе с тем, после первых 3 лет реформ параметры общественного здоровья начали улучшаться, к 1998 году смертность снизилась с 15,0 до 13,6 на тысячу, на 3 года увеличилась ожидаемая продолжительность жизни [12]. Эти изменения подтвердили справедливость народного изречения: «время лечит». В самом деле, каких-либо положительных изменений ни в социальной сфере, ни в здравоохранении не произошло. Но население уже в большей мере адаптировалось к новому для него фактору - рыночным экономическим условиям. Уменьшилась интенсивность психологического напряжения, что и оказало положительное влияние на здоровье. Не менее существенное значение имело то, что именно в эти годы миллионы наших соотечественников были заняты малой предпринимательской деятельностью - «челночным бизнесом», который многим позволил не только выжить, но и ценою собственных активных усилий и тяжких трудов заработать экономическую независимость.

    Положение резко ухудшил финансовый кризис августа 1998 года. Дефолт прервал начавшуюся долговременную адаптацию населения к новым экономическим условиям. Работодатели преодолели финансовый кризис за счёт глубокого обнищания населения [19]. Девальвация рубля и инфляция привели к сокращению реальных доходов. Резко снизившаяся оплата труда перестала выполнять свою базовую функцию: стимулировать повышение качества и производительности труда. Изменение таможенной политики государства в пользу крупного капитала резко сократило челночный бизнес. Бедное и малообеспеченное население лишилось полноценного доступа к социальным услугам, определяющим воспроизводство «человеческого капитала» - здравоохранению, образованию, культуре, оказалось вынужденным экономить на продуктах питания и качественных лекарствах. Социальный стресс в это время достиг максимального уровня. Поэтому закономерно, что именно после «дефолта» убыль населения в России стала составлять практически миллион человек ежегодно. Интенсивность второй волны социального стресса оказалась столь велика, что по прошествии четырёх лет всё ещё не наблюдается никаких проявлений долговременной адаптации у трудоспособного населения страны. Вследствие наложения эффектов «шоковой» стратегии и дефолта социальная цена реформ в России оказалась непомерно высокой.

    Таким образом, все периоды улучшения общественного здоровья совпадают с повышением трудовой мотивации, с появлением возможности или даже надежды на лучшую жизнь. Следовательно, эффективная трудовая мотивация, как и надежда, продлевают жизнь.



    Источник: http://www.antibiotic.ru/index.php?doc=164
    Категория: Психическое здоровье | Добавил: Яковлев (19.10.2009)
    Просмотров: 1115
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]