Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Расселение и войны славян [58]
    Славянские языки и письмо [35]
    Творчество славянских народов [33]
    Славные славяне [8]
    Источники о славянах и русах [24]
    Образование славянских государств [50]
    Историческая реконструкция [20]
    Любор Нидерле [21]
    Верования, обряды, обычаи [38]
    Славянская прародина [21]
    Предшественники славян [29]
    Материалы по личности Рюрика [12]
    Древние русы, руги, росы и другие [9]
    Венеты, Венеды, Венды. [13]
    Ободриты [8]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 25.07.2017, 01:39

    Главная » Статьи » История славянской культуры » Образование славянских государств

    Итория Древней Чехии / Виталий Киселев (Старый Ворчун)/ Продолжение
    История Древней Чехии.

    Виталий Киселев (Старый Ворчун)

    Великая Моравия (окончание).
    Первые чешские князья.



    Смуты в самой Германии вынудили Людовика заключить в 874 году мир со Святополком в Форхгейме, что развязало последнему руки, и Моравия действительно стала Великой Моравией. Под властью моравского князя очутились земли чехов, словаков и лужицких сербов. На юге границы Моравии достигли Нижней Австрии, на востоке в состав княжества вошла часть польских земель, и даже саксонским князьям пришлось платить Святополку дань.

    В 884 и 885 годах Святополк дважды вторгался в Паннонию, разбивал войска герцога Арнульфа, побочного сына Карломана, и жестоко грабил страну. В дело вмешался император Карл III и вынудил Святополка заключить мир, как с империей, так и с Арнульфом, который вынужден был отказаться от своих претензий на Чехию.

    Влияние архиепископа Мефодия в Моравии при равнодушном отношении князя падало. Из удачных его действий стоит отметить только крещение в 880 году (по другим сведениям в 884 или в 885 годах) чешского князя Борживоя и его жены Людмилы в Велеграде при дворе Святополка.
    Умер Мефодий в 885 году, и архиепископом Паннонским и Моравским стал Вихинг, который сразу же организовал массовые гонения на всех учеников и последователей Мефодия: кого посадили в тюрьму, кого изгнали из страны, так что православие в стране скоро было практически уничтожено.

    После походов в Паннонию и заключения мира с герцогом Арнульфом Святополк не предпринимал больше никаких походов. Вихинг решил, что престарелый князь уже ни на что не годен, и решил усилить власть немцев в стране. Он подговорил Арнульфа, уже признанного многими императором, но еще не коронованного, заключить союз с венграми и совместно напасть на Моравию. Горевшего жаждой мести Арнульфа не надо было долго уговаривать, и летом 892 года союзные войска вторглись в Моравию. Святополк в решительном сражении разбил врагов, а Вихинг, узнав о крахе своего замысла, бежал к Арнульфу.

    В 894 году Святополк умер, и Моравией стал править его сын Моймир II, который не обладал талантами отца. В стране сразу же началось брожение, которое всячески поддерживало немецкое духовенство. Чехи сразу же заключили союз с императором Арнульфом, отпали лужицкие сербы, а родной брат Моймира II пошел на него войной. Тут еще напали на Моравию и бавары, так что пришлось Моймиру II сражаться сразу на несколько фронтов.

    Тут в события вмешались венгры, которые вторглись в Германию. Устрашенный Арнульф заключил мир с Моймиром II, обязав того, однако, к совместным действиям против венгров. Воспользовавшись заключенным миром, Арнульф все больше вмешивается в дела Моравии, а у Моймира II не было сил и умения оказать ему отпор. После смерти Арнульфа в 899 году венгры усилили натиск на Моравию. Если в 902 году Моймиру II еще удалось отразить их нападение, то в 904 году мораваны потерпели жестокое поражение. С тех пор имя Моймира II исчезает со страниц истории, а Великая Моравия прекращает свое существование и надолго входит в состав Венгрии.

    Многие историки считают, что венгерское завоевание помогло мораванам сохраниться от онемечивания, так как венгры только взимали с них дань, не вмешиваясь в дела их самоуправления.

    Тут заканчивается история Великой Моравии и начинается история Чехии.

    В 894 году по сообщению Козьмы Пражского исчез моравский князь Святополк. Мы то с вами, уважаемые читатели, уже знаем, что он просто умер, но Козьма причиной его исчезновения называет раскаяние князя из-за того, что тот поднял оружие против своего господина и кума императора Арнульфа, который покорил для него не только всю Чехию, но и многие другие земли.
    Святополк будто бы однажды ночью бежал в непроходимые леса на склоне горы Зибер на левом берегу Нитры. Там он убил своего коня, закопал в укромном месте свой меч и явился к отшельникам, которые его не признали: ведь князь уже постригся и оделся подобно отшельникам. Так Святополк и оставался неузнанным, пока перед смертью не открыл монахам свое настоящее имя.
    Вот и еще одна легенда в сообщениях хрониста Козьмы Пражского.

    Датой крещения Борживоя Козьма называет 894 год, но это противоречит его же указанию на то, что данное событие произошло при епископе Мефодии, умершем, как известно, в 885 году. Женой этого Борживоя была Людмила, дочь Славибора, правителя города Пшов. От нее у Борживоя было два сына: Спитигнев и Вратислав.

    О княжении самого Борживоя нам практически ничего не известно. Есть только сообщение о том, что когда окрещенный князь вернулся в Чехию, он построил первый в стране христианский храм в Левом Градце.

    После смерти Святополка Великоморавского сыновья Борживоя в 895 году прибыли в Регенсбург, где признали верховную власть императора Арнульфа над Чехией, обязались платить дань по старому образцу, а также передали верховенство в церковных делах страны регенсбургскому епископу. Так Чехия и вышла из-под влияния моравских князей. Не совсем ясно, почему такая важная миссия была возложена именно на сыновей князя Борживоя? По идее, для принесения ленной присяги к императору должен был бы прибыть сам князь. Еще одна загадка в сообщениях хронистов.

    Следует признать, что об этом периоде истории Чехии известно очень мало. Нам неизвестны ни точная дата смерти Борживоя, ни даты правления его преемника Спитигнева. В сообщениях хронистов есть масса противоречий: датами смерти Спитигнева называют то 912 год, то 916 год, а с другой стороны датами правления его преемника и брата Вратислава называют 905-921 годы. Сообщается, что Вратислав вел успешные войны с венграми и значительно расширил владения чешских князей, а также прекратил выплату дани империи, воспользовавшись возникшими там смутами.

    Женой Вратислава была женщина по имени Драгомира из племени лютичей, твердая в отношении веры, но по латинскому образцу. Она родила князю двух сыновей: Вацлава, впоследствии канонизированного, и Болеслава.

    Вацлав воспитывался с детства в христианском духе, по требованию своей бабки Людмилы он первым делом изучил славянскую письменность и научился читать церковные книги на этом языке. После смерти своего отца Вратислава в 921 году Вацлав был провозглашен князем, но из-за его малолетства от его имени страной стала править Драгомира.

    Тем временем в 916 году императором был избран саксонский герцог Генрих (876-936), вошедший в историю, как Генрих I Птицелов. По легенде он свое прозвище получил из-за того, что посланные за ним князья застали Генриха на соколиной охоте. Став герцогом в 912 году после смерти своего отца Оттона, он вел решительную борьбу со славянами для расширения своих владений на восток. Этому мешали набеги венгров на империю, и, заключив с ними перемирие под условием выплаты им дани, Генрих I в 921 году практически полностью истребил племя лютичей на правом берегу Лабы, из которого происходила Драгомира.

    Драгомира решила отомстить немцам, стала собирать войско и готовиться к войне с Генрихом I. Эти приготовления встретили противодействие со стороны части чешской знати, которые не были заинтересованы в столкновении с империей из-за лютичей. Во главе их стала старая княгиня Людмила. Неприязненные отношения между Драгомирой и Людмилой после этого переросли в открытую ненависть.

    По приказу Драгомиры Людмила была удавлена, а ее сторонники и прелаты, поддерживавшие Людмилу, были арестованы. Часть из них была вскоре изгнана из страны, а другие подчинились власти княгини, которая продолжала готовиться к войне.

    Однако до прямого столкновения с Генрихом I дело так и не дошло. Баварский герцог Арнульф вступил в союз с князем зличан и вторгся в Чехию. В ряде сражений чехам удалось одержать победу, но их потери были так значительны, а страна столь сильно опустошена, что о продолжении войны не могло быть и речи. С баварами и зличанами был заключен мир, а вскоре недовольная правлением Драгомиры знать и прелаты передали власть Вацлаву, воспользовавшись наступлением его совершеннолетия. Дата этого события по различным источникам колеблется от 921 года по 928 год. Более достоверных дат мне неизвестно, ведь даже о дате смерти Вацлава до сих пор существуют различные мнения. Так что, приношу свои извинения, но...

    О княжении Вацлава известно довольно мало, в основном то, что сообщается в житии св. Вацлава, но к таким сведениям следует относиться с осторожностью.

    Изложу то, что мне удалось по отрывкам извлечь из различных источников. После вступления на престол Вацлав вернул в страну сторонников Людмилы, изгнанных Драгомирой, и велел торжественно перезахоронить останки своей бабки Людмилы в Пражском граде.

    Существуют довольно смутные упоминания о том, что в стране развернулась настоящая гражданская война между сторонниками молодого князя и Драгомиры, в которой Вацлав после довольно кровопролитной борьбы одержал победу. Драгомира и ее уцелевшие сторонники были сосланы в замок Браниборж (Бранденбург). Кроме того, Вацлав активно продолжал христианизацию Чехии по латинскому образцу.

    Тем временем император Генрих I в 927 году вторгся в земли полабских славян и прошел их, как говорится, огнем и мечом. Поголовно истреблялись целые племена славян, среди которых не было единства для того, чтобы оказать сопротивление захватчикам. Да и разница в вооружении играла далеко не последнюю роль.

    Не осталась в стороне и Чехия. Войска императора вошли в страну и осадили Браниборж. Несмотря на сильные морозы и многочисленные потери среди осаждавших, замок после решительного штурма был взят, но Драгомире с рядом сторонников удалось бежать и скрыться от преследования.

    Немецкое вторжение, также как и процесс дальнейшей христианизации страны, сплотило противников Вацлава, во главе которых стал Болеслав. К ним примкнули и сторонники Драгомиры.

    Убийство Вацлава.
    Болеслав I Жестокий.



    Генрих I тем временем захватил после осады замок Ягно в земле гловичей (на территории нынешней Саксонии) и всеми силами вторгся в Чехию. Его войска в 929 году дошли до самой Праги, после чего Вацлав был вынужден признать верховную власть императора и обязался платить ему дань.

    Император передал Вацлаву мощи св. Вита, патрона и покровителя саксов, а Вацлав обязался построить церковь во славу этого святого в знак дружбы между чехами и немцами. Церковь св. Вита была выстроена в Праге якобы еще при жизни Вацлава, но, скорее всего, при нем она только начала строиться. Естественно, что он не успел ее освятить, но по некоторым источникам на первом богослужении в церкви св. Вита Вацлав присутствовал и сам провел службу на латинском и славянском языках. Мастеров для строительства этого храма по просьбе Вацлава прислал регенсбургский епископ Туто.

    Немцы вели себя в стране довольно нагло и заносчиво. Существует рассказ о том, что во время пребывания Генриха I в Праге в окрестностях города произошло столкновение между немцами и сторонниками Болеслава. С обеих сторон были убитые и раненые. Все указывало на то, что зачинщиками ссоры были немцы, но Вацлав после разбора дела не стал их наказывать, возможно, страшась присутствия императора. Этот поступок князя возмутил чехов и также настраивал общественное мнение страны против него.

    Драгомира со своей стороны пыталась склонить Вацлава к борьбе с немецкими захватчиками, но безуспешно.

    В этом же 929 году восстали полабские славяне. Они захватили главную крепость немцев и разрушили ее, перебив весь ее гарнизон. Генриху I с войском пришлось отправиться на усмирение восстания. Он жестоко подавил сопротивление славян, захватил их город Лончин, перебив всех его жителей (а чего их жалеть - ведь это же язычники!), и готовился вернуться в Чехию. Но власть в Чехии за время его отсутствия уже переменилась.

    По приказу Болеслава Вацлав был убит в замке Болеслав (Старый Болеслав) и там и похоронен.

    По одной из версий Болеслав заманил Вацлава на пир в своем замке, где его и убили прямо во время застолья. Существует предание, что Вацлав был предупрежден о коварных намерениях своего брата, но пренебрег им, положившись на добрую волю своего брата.

    По другой версии Вацлав был убит уже после пира на ступенях храма, куда он отправился к заутрене. Падая после смертельного удара, Вацлав ухватился за косяк двери и умер, едва коснувшись коленями пола. Так, коленопреклоненным, его часто и изображают.

    Датой смерти Вацлава Козьма Пражский называет 28 сентября 929 года, но некоторые историки относят ее к 935 году.

    Про Болесдава говорят, что он очень любил своего брата, но, увидев, что политика Вацлава ведет к подчинению страны немцам, велел устранить его. Вместе с Вацлавом погибли и многие из его советников, и лишь немногим из них удалось бежать в Германию.

    Во всем рассказе об убийстве Вацлава наиболее странным мне кажется поведение императора Генриха I Птицелова. Он потерял одного из своих верных и ценных вассалов, а тем самым и Чехию, но не сделал никаких попыток как-то исправить сложившуюся ситуацию. Я, конечно, могу понять, что была еще и венгерская угроза, и смуты в Империи, но не до такой же степени, чтобы пренебречь гибелью верного Вацлава.

    Этот Болеслав (929-967) вошел в историю как князь Болеслав I Жестокий (или Грозный), но свое прозвище он получил не из-за убийства Вацлава, а за то, что жестко и целеустремленно проводил свою политику и сильно ограничил права мелких, и не очень, правителей.

    Сохранился легендарный эпизод из жизни молодого Болеслава, связанный с основанием города Болеслав (Старый Болеслав), когда он при княжении Вацлава правил Пшованским уделом. Его владения лежали на равнинных землях, а он хотел построить неприступную крепость. Болеслав решил тогда построить болотную крепость, но из камня, а вода должна была служить ей дополнительным укреплением. Он привел людей в рощу у реки Лабы и велел им построить там город. В окрестностях предполагаемой крепости нашли залежи песчаника, а из Праги вызвали каменотесов. Племенные вожди, однако, стали противиться воле молодого княжича. Тогда он схватил меч и отсек голову одному из упорствующих, а старое племенное городище он велел сжечь, освобождая место для новой крепости. Устрашенные увиденным, остальные упали к ногам Болеслава и стали просить его о прощении, обещая повиноваться его воле. Так был основан город Болеслав.

    Еще при жизни Вацлава в Праге начала строиться церковь в честь св. Вита, но к моменту смерти Вацлава она еще не была освящена. Болеславу удалось добиться от Регенсбургского епископа разрешения на освящение этой церкви. Затем, 4 марта 932 года останки св. Вацлава были перенесены из города Болеслава в Прагу и захоронены в церкви св. Вита. Козьма утверждает, что Болеслав сделал это перезахоронение из ненависти к своему брату. Ведь над могилой Вацлава творилось множество чудес, и Болеслав велел перезахоронить его останки, чтобы чудеса приписывали св. Виту, а не Вацлаву. Оставим это утверждение на совести хрониста.

    Одного из своих сыновей Болеслав назвал довольно странным именем Страхквас, что, по мнению Козьмы, означает "страшный пир". Так как этот ребенок родился или во время того страшного пира, или вскоре после него, то родители, якобы, и дали ему такое имя, чтобы отвести от него Божью кару. Чтобы искупить свою вину перед Богом, Болеслав отослал Страхкваса в Регенсбург к аббату Туто, где тот и воспитывался в христианском духе для принятия сана.

    О правлении князя Болеслава Козьма, за исключением приведенных выше подробностей, сообщает довольно мало, поэтому информацию приходится искать в других источниках, которые тоже довольно скупо освещают правление Болеслава I.

    Когда Оттон I (912-973) стал императором в 936 году, он потребовал ленной присяги от чешских земель, но Болеслав I проигнорировал эти притязания. Для усмирения непокорных вассалов император послал Мерзебургский и Тюрингенский полки, которые вторглись в Чехию с двух сторон. Болеслав I не дал немцам соединиться и разбил их по частям. С этого и началась четырнадцатилетняя вражда между императором Оттоном I и Болеславом I.

    Следует заметить, что Оттон I долго не мог заняться чехами, но, поколотив венгров и уладив имперские дела, он в 950 году смог отправить солидное войско для приведения Чехии к покорности. Подробности этого похода нам неизвестны. Болеслав I избегал решительного сражения с немцами и прибегал к тактике партизанской войны. Крупных сражений не было, но силы были явно не равны и, в конце концов, он признал свою зависимость от императора: принес ему ленную присягу, обязался платить дань и помогать войсками.

    Болеслав I после этого несколько раз помогал императору в его борьбе с врагами последнего: венграми, обдоритами и прочими. Так в 955 году его войска вместе с имперскими войсками разбили венгров на реке Лехе. После победы над венграми Болеславу I удалось присоединить к своим владениям Моравию и часть польских земель в верховьях Лабы и Одры. Болеславу I удалось также твердой рукой укрепить центральную власть и несколько ограничить правление местных воевод. Это тоже не добавило князю популярности, но оправдывало его прозвище - Жестокий.

    Дочь Болеслава I Дубравка (Домбровка) была выдана замуж за польского князя Мешко I (960-992), так что между Чехией и Польшей при жизни Болеслава I были довольно мирные отношения. Мешко I под влиянием своей жены даже вначале принял христианство по славянскому образцу, но вскоре предпочел латинский вариант.

    В конце своей жизни Болеслав I захотел учредить в Праге епископат, чтобы вырвать церковные дела страны из-под иноземного влияния, но Регенсбургский епископ Михаил противился такому решению, опасаясь, что это приведет к падению его доходов и будет способствовать независимым настроениям в Чехии. Император Оттон I относился к идее учреждения независимого епископата в Праге более благосклонно, тем более что после 950 года Болеслав I вел себя вполне лояльно по отношению к империи и выполнял свои вассальные и союзнические обязательства.

    Преемник епископа Михаила, Вольфганг, был согласен на учреждение епископата в Праге, но тут Болеслав I в 967 году умер, и ему наследовал его сын, носивший такое же имя. Болеслав II (967-999) в отличие от своего отца был ревностным христианином. При нем католические обряды окончательно вытеснили в стране все остатки православия, за что его очень уважает католическая церковь.

    [Позволю себе сделать небольшое отступление. Славянский обряд в Чехии удерживался еще в течение около 100 лет. Опорой этого обряда и просветительным центром кирилло-мефодиевских заветов был славянский монастырь на Сазаве, основанный св. Прокопом. Еще в 1080 г. князь Вратислав хлопотал в Риме о разрешении в Чехии славянской литургии, но получил резкий отказ. Только в 1097 г. славянские монахи были разогнаны из Сазавского монастыря, и его заняли бенедиктинцы Бревновского монастыря. Разрывая связь с Моравией и Велеградской метрополией, чешские князья руководствовались исключительно политическими соображениями.]

    Новый князь решил поспешить с учреждением епископата в Праге. Сестра Болеслава II по имени Млада отправилась в Рим, была там обласкана папой Иоанном XIII, посвящена в сан аббатисы, заменив при этом свое имя на Мария, и получила разрешение на основание в Чехии нового монашеского ордена. В грамоте, присланной Болеславу II вместе с Марией, давалось разрешение на создание епископской кафедры при церкви мучеников св. Вита и св. Вацлава, а также на основание женского монастыря в подчинении ордена бенедиктинцев. Особенно в этой грамоте подчеркивались требования к человеку, который должен был все это осуществить:
    "Однако ты выбери для этого дела не человека, принадлежащего к обряду или секте болгарского или русского народа, или славянского языка, но, следуя апостольским установлениям и решениям, лучше наиболее угодного всей церкви священника, особенно сведущего в латинском языке, который смог бы плугом слова вспахать новь сердец язычников, посеять в них пшеницу добрых дел, а плоды для урожая новой веры отдать Христу".


    Сильная антиславянская и антиправославная направленность этого документа не вызывает сомнений. Особенно Риму был ненавистен славянский Сазавский монастырь, которому покровительствовал Вратислав I.

    Такой человек очень быстро нашелся. В это время в Праге проповедовал сакс Детмар. Он был священником, хорошо знал славянский язык и быстро вошел в доверие к Болеславу II. С одобрения императора Оттона II (973-983) в 974 году в Праге было основано епископство, а в 975 году Детмар был посвящен в епископы Праги. Процедуру проводили архиепископ Майнца Виллиг (975-1011) и Эрненбалд Страсбургский (965-991).

    Детмар активно взялся за дело внедрения католичества и искоренения остатков православия в стране, в чем и преуспел.



    Так гладко выглядят события в изложении Козьмы Пражского. Он не упоминает ни о разрыве отношений между Чехией и империей в 974 году, ни о последовавшей за тем войне между Оттоном II и Болеславом II, вступившим в союз с мятежным герцогом Генрихом Баварским.

    Оттону II удалось довольно быстро разбить мятежников, после чего он дал свое согласие на учреждение Пражского епископата. Детмар в военные дела не очень лез, так как его больше интересовали церковные дела и учреждение новой епархии. Но Империи в то время приходилось вести борьбу на несколько фронтов. Когда 975 году войска императора вторглись в Чехию и подошли к Пльзеню, то они близ реки Мжи были разбиты Болеславом II. После этого чехи вторглись в Моравию и осадили епископский город Жичь. Вмешательство Детмара вынудило Болеслава II снять осаду Жичи, но страну он пограбил и вернулся затем в Чехию.

    Вскоре он отразил и новое вторжение немцев, так что Оттону II пришлось в 978 году окончательно примириться с чехами и пойти на довольно серьезные уступки Болеславу II.

    В 981 году в Прагу из Магдебурга после десятилетней учебы прибыл Войтех, сын Славника. Об этом я уже упоминал в рассказе о Либицкой резне (вып. вып. 32). Кстати, по одной из легенд мать Войтеха, княгиня Стрезислава, была будто бы сестрой св. Вацлава. Умер Детмар в 982 году, а через несколько дней епископом Праги был избран против своей воли упомянутый Войтех, получивший при этом имя Адальберт. Утверждение его в сан произошло на сейме в Вероне в следующем 983 году.

    Однако политическая борьба между Чехией и Империей не прекратилась. Поддержав кандидатуру Войтеха на Пражское епископство, Оттон II справедливо надеялся, что тот будет поддерживать интересы Империи. Ведь Войтех был из рода Славников, враждебного роду Пржемысловичей, воспитан в духе латинской церкви и приходился родственником самому императору.

    Болеслав II и прочие чешские вельможи также поддержали кандидатуру Войтеха, считая, что, во-первых, он больше будет занят епископскими делами, а во-вторых, он все же чех, а не немец.

    Однако Войтех (Адальберт) был все же Славниковичем, а зличские князья были очень серьезными и опасными врагами Пржемысловичей. Болеслав II стремился к укреплению княжеской власти, а Славниковичи, хоть и были вассалами князя, но их могущество едва ли уступало княжескому. К тому же Славниковичи стремились заручиться поддержкой императора, а теперь и Пражский епископ был из их рода. Столкновение было неизбежно.

    О церковной деятельности нового епископа есть довольно любопытное добавление в паннонском "Житие св. Кирилла":
    "Потом же многом летом минувшим, пришед Войтехъ в Мораву и въ Чехы, и в Ляхы, разрушил въру правую и русскую грамоту отверже, а латинскую въру и грамоту постави".


    Народная молва относит разжигание вражды между Пржемысловичами и Славниковичами проискам семейства Вршовичей, которые уступали в могуществе двум названным семействам, но обычно поддерживали Пржемысловичей.

    В 988 году умерла мать Войтеха Стрезислава. К этому же году относят и первое крупное столкновение сторонников Болеслава II со Славниковичами. Будто бы во время одного из пиров у князя Болеслава II кто-то из Врошовичей убил представителя семейства Славниковичей. Ссора между ними возникла якобы из-за того, что князь предпочел Славниковича при состязании в игре на трубе, и оскорбленный Вршович зарезал соперника. Болеслав II потребовал от провинившегося Вршовича, чтобы тот отправился к епископу и на глазах у того заколол себя кинжалом.

    Войтех находился тогда в Либице у тела умершей матери. К городу пришел провинившийся Вршович и с отрядом сторонников попытался ворваться в Либице. Нападение было отбито, но Войтех написал князю письмо, что он покидает свою епархию, и отправился в Рим. Там он попал в окружение императрицы Феофании, которая обласкала Войтеха. Войтех все же удалился в монастырь, но Болеслав II послал в Италию своего брата Страхкваса, чтобы тот уговорил Войтеха вернуться в Прагу. Среди историков существуют разногласия по поводу датировки миссии Страхкваса, и многие относят ее ко второму удалению Войтеха (Адальберта) из Праги.

    После возвращения Войтеха Болеслав II пошел на ряд уступок епископу. В том числе он дал ему право строить церкви и собирать десятину, но Адальберт (Войтех) стремился к тому, чтобы изъять церковные дела из светского правления, и неоднократно обращался к князю с такими просьбами. Болеслав II постоянно отклонял все такие просьбы, что не улучшало отношений между князем и епископом.

    Увидев, что его просьбы не находят благосклонного отклика у князя, Адальберт, будем теперь называть его только так, через некоторое время воспользовался каким-то мелким предлогом, чтобы во второй раз покинуть Прагу. Это произошло в 994 году.

    К последним годам правления Болеслава II относится и эпизод, известный в истории, как Либицкая резня (см. вып. 32), сопровождавшийся окончательным присоединением владений зличских князей к Чехии. Вину за этот эпизод многие историки взваливают, в основном, на Вршовичей, но ведь объединение страны произошло в интересах князя.

    Уцелевшие Славниковичи, Собебор и Адальберт, окопались при дворе императора. Им удалось настроить польского князя Болеслава Храброго против чехов, так что мир и союз между Чехией и Польшей оказались не столь уж и долгими и прочными.

    После смерти Болеслава II последовавшей 7 февраля 999 года на княжеский престол в Праге вступил его сын Болеслав III по прозвищу Рыжий (иногда его еще называют Жестокий). Традиция изображает его как слабовольного князя, бездарного полководца и политика, и просто очень злого и жестокого человека.

    В начале своего правления новый князь повелел оскопить своего брата Яромира. Другой его брат, Олдржих, чудом сумел избежать смерти и вместе с матерью и Яромиром укрылся в Баварии. Следует, правда, сказать, что ни один из сыновей Болеслава II не обладал талантами своего отца.

    В 995 году после отъезда епископа Адальберта пражским епископом был избран брат князя, Страхквас. Он еще в 982 году был первым кандидатом на епископскую кафедру, но тогда его избранию резко воспротивились как император, видевший в нем родного брата князя и опасавшийся чрезмерного усиления власти и влияния чешского князя, так и майнцский архиепископ, который видел в нем прежде всего приверженца славянской литургии. Но в 995 году других достойных конкурентов у Страхкваса уже не было, и он отправился в Регенсбург для посвящения в епископы. Там прямо во время торжественной процедуры Страхквас и умер, по официальной версии, от удара. Католическое духовенство злорадствовало и утверждало, что за Страхквасом явился сам Дьявол.

    Обстоятельства смерти Страхкваса довольно странны и темны. Можно, конечно, довольно легко найти тех, кому это было выгодно, но прямых доказательств его насильственной смерти или отравления нет. Попробовали бы вы их получить из Регенсбурга в 995 году!

    Пражская епископская кафедра оставалась вакантной до 997 года. В 997 году император Оттон III рассмотрел просьбу Болеслава II о присылке нового епископа в Прагу и удовлетворил ее, рекомендовав на эту должность капеллана Тегдага, посвящение которого произошло в июле 998 года.

    В том же 997 году погиб и Адальберт. После своей миссии в Венгрию и Польшу, он прибыл в Пруссию, но местные племена не оценили миссионерский подвиг Адальберта и убили его. Адальберт же был вскоре причислен к лику святых, как великомученик.

    Князь Болеслав II, по сообщению Козьмы, был благочестивым католиком и ревностным христианином. При нем никто не мог получить какую-либо духовную или светскую должность за деньги. Много еще добрых слов приводит хронист о славном и победоносном князе.

    От первой жены по имени Гемма у князя было два сына, Вацлав и Болеслав, но старший из них умер еще в детском возрасте. Нам известны еще два сына князя, вероятно от другой жены, имя которой не сохранилось, Яромир и Олдржих.

    При изложении исторических событий после смерти Болеслава II Козьма все еще продолжает путать имена князей и годы событий. Так польского князя Болеслава I Храброго он часто путает с Мешко I и приписывает последнему поступки, которых тот не мог сделать просто потому, что умер еще в 992 году. Я буду в дальнейшем давать исправленные даты и имена и не буду больше на этом специально останавливаться.


    Источник: http://www.abhoc.com/arc_vr/arc_vr_1.html
    Категория: Образование славянских государств | Добавил: Яковлев (10.03.2009)
    Просмотров: 547
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]