Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Расселение и войны славян [58]
    Славянские языки и письмо [35]
    Творчество славянских народов [33]
    Славные славяне [8]
    Источники о славянах и русах [24]
    Образование славянских государств [50]
    Историческая реконструкция [20]
    Любор Нидерле [21]
    Верования, обряды, обычаи [38]
    Славянская прародина [21]
    Предшественники славян [29]
    Материалы по личности Рюрика [12]
    Древние русы, руги, росы и другие [9]
    Венеты, Венеды, Венды. [13]
    Ободриты [8]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 23.11.2017, 14:12

    Главная » Статьи » История славянской культуры » Образование славянских государств

    История Древней Чехии. Виталий Киселев (Старый Ворчун)/ Продолжение

    История Древней Чехии. 

    Виталий Киселев (Старый Ворчун)



    Желание излагать древнюю историю Чехии, опираясь только на Козьму Пражского и чешских историков, приводит к тому, что в рассматриваемый период истории мы получаем целый пучок противоречий. Поэтому придется изложить этот же промежуток времени, опираясь на сведения Титмара Мерзебургского, который также не свободен от противоречий. Может быть, таким путем удастся получить более связную картину. Итак, начнем с Козьмы Пражского.


    По его словам, вскоре после восшествия на престол Болеслава III Рыжего поляки напали на Чехию, и Болеслав Храбрый захватил Краков с окрестными землями, а всех прибывших туда чехов он истребил. Затем между поляками и чехами был заключен мир, и Болеслав Храбрый пригласил своего чешского коллегу по такому случаю в Краков на пир. На время своего отсутствия Болеслав Рыжий оставил править Яромира, которого Козьма почему-то называет сыном князя, а не братом. Очевидно, он это делает для того, чтобы связать концы с концами, ведь до этого хронист писал только о двух сыновьях Болеслава II. На пиру Болеслав Рыжий был схвачен, ослеплен и посажен в темницу. Его спутников частично перебили, а частично посадили в тюрьму.


    Яромир на родине тоже не был особенно удачлив. Когда в Чехию пришло известие о трагическом происшествии с их князем, против Яромира выступила группа недовольных, во главе которых был некто Коган (?) из рода Вршовичей. Во время охоты в местности Велиз пьяные спутники схватили Яромира, связали его, жестоко избили и бросили его голым в лесу. Один из слуг Яромира по имени Говора сумел бежать в Прагу, где сообщил родственникам князя о случившемся. Были посланы люди, которые нашли полумертвого Яромира в лесу и отвезли его в Вышеград. А слуга Говора был за свой поступок зачислен в дворяне (в число благородных). Ему также было пожаловано звание ловчего и отдан во владение двор Збечно близ Крживоклада.


    Польский князь Болеслав Храбрый в это время вторгся в Чехию, захватил Прагу и в течение двух лет, 1000 и 1001 годов, правил страной. Только Вышеград не подчинился власти польского князя. Так сообщает Козьма Пражский, но в действительности эти события относятся к 1003 и 1004 годам. Затем польский князь подкупом добился того, что император арестовал и посадил в тюрьму Олдржиха, которого Козьма упорно называет сыном Болеслава Рыжего.


    Олдржиху, по словам Козьмы, удалось как-то освободиться, вернуться в Чехию в 1002 году и освободить Прагу. На самом же деле Прагу захватил Яромир, и сделал он это в 1004 году. Ночью в городе чехи подняли панику среди польского гарнизона.

    Козьма описывает это довольно поэтично и патриотично:

    "Олдржих вступил в сильно укрепленный град Држевице и оттуда послал преданного себе воина в Прагу, велев ему по прибытии туда внезапно посреди ночи затрубить в рог и тем устрашить беспечного врага. Верный слуга немедленно исполнил приказание: поднявшись ночью на возвышенное место среди града, которое называется Жижи, он протрубил и громким голосом неоднократно прокричал:
    "Поляки бегут в постыдном смятенье; нападайте же, чехи. Бросайтесь в сраженье!"
    При этих словах ужас и страх охватили поляков. Произошло это по Божьему провидению и при посредничестве св. Вацлава".
    Много поляков при этом погибло в стенах города, но князю Мешко [так у Козьмы Пражского!] с небольшим отрядом удалось вырваться из города и вернуться на родину.


    Через несколько дней после освобождения Праги Олдржих велел схватить Яромира и ослепить (оскопить) его.


    У Олдржиха от законной жены детей не было, но он в свое время похитил очень красивую женщину по имени Божена из рода Кржесины (Кржесиновичей), возможно, что и отнял ее у мужа, и имел от нее сына Бржетислава.


    После сообщения этих сведений Козьма понял, что окончательно запутался в чешской хронологии. Поэтому он пересказал парочку религиозных историй и перескочил сразу к 1021 году.


    Что же реально происходило в Чехии после смерти Болеслава II и ослепления Болеслава III? Об этом мы можем немного узнать из других источников, в частности, из Титмара Мерзебургского. Но для ясности вернемся немного назад.


    В 990 г. Мешко и Болеслав II поссорились, и Мешко попытался присоединить чешскую Силезию к Польше. Болеслав призвал на помощь лютичей, которые с 983 г. были постоянными врагами немцев. Затем, заключив союзный договор с немцами, он пытался заставить Мешко вернуть захваченное, но потерпел неудачу.


    Еще в 965 г. Мешко женился на Добраве, сестре Болеслава. Под ее влиянием Мешко в 966 г. принял христианство. В 977 у них родился сын, Болеслав I Храбрый, но мать при родах умерла.

    Затем Мешко женился на Оде, взяв ее из монастыря. Ода родила ему трех сыновей: Мешко, Святослава и Влодовея (или Владивоя).



    В 992 году после смерти отца Болеслав Храбрый изгнал трех своих сводных братьев. Его третья жена, Эмнильда, родила ему двух сыновей, одним из которых был Мешко II Ламберт (1025-1034), и трех дочерей.


    Болеслав Храбрый вначале был вынужден стать вассалом Эккхарда, Герцога Тюрингии, но после смерти последнего в 1002 году захватил немало немецких владений.


    В том же году Болеслав III Рыжий оскопил своего брата Яромира, а потом пытался задушить младшего брата Олдржиха в бане. Попытка не удалась и Олдржих вместе с матерью Эммой бежал в Баварию.
    [Но если бы Болеслав III оскопил или ослепил Яромира, то последний уже никогда не смог бы стать князем, а это случилось и довольно скоро.]

    Недовольные этими злодействами знатные люди призвали из Польши Владивоя, который в 1003 году низложил Болеслава Рыжего. Про Владивоя Титмар говорит, что тот и часу не мог прожить без выпивки.



    Болеслав же Рыжий бежал к маркграфу Генриху в Нордау. Тот вначале арестовал беглеца из-за какой-то старой вражды, но потом отпустил его к двоюродному брату Болеславу Храброму.


    В самом начале 1004 года умер Владивой [немцы и чехи единодушно утверждают, что из-за чрезмерного пьянства], и чехи призвали обратно изгнанных братьев вместе с матерью. Болеслав Храбрый быстро собрал войско, снова изгнал братьев и поставил княжить своего кузена Болеслава Рыжего. Болеслав Рыжий решил отомстить инициаторам своего изгнания. Однажды во время Великого поста он собрал под каким-то предлогом в своем доме многих знатных людей и устроил там бойню, которая началась с того, что он собственноручно поразил мечом в голову своего зятя.


    Уцелевшие враги Рыжего тайно отправили к Болеславу Польскому послов, которые доложили ему о случившемся и просили его избавить их от страха перед своим жестоким правителем. Болеслав Храбрый выслушал послов и вызвал Болеслава Рыжего в Краков для переговоров, якобы сулящих взаимную выгоду. В замке Болеслав Рыжий был ласково принят, но на следующую ночь ему выкололи глаза, чтобы он не мог больше править. Дальнейшая жизнь Болеслава Рыжего прошла под присмотром в различных замках, по большей части в польских. Он умер в 1037 году.


    После расправы с Болеславом Рыжим правитель Польши отправился в Прагу, где был объявлен и правителем Чехии.


    Король Генрих II потребовал от Болеслава Храброго принесения вассальной присяги за приобретенные земли, но тот проигнорировал требование короля, надеясь на поддержку маркграфа Генриха Швейнфуртского.

    Король решил разобраться со строптивыми правителями поодиночке. В августе он разбил маркграфа Генриха и изгнал его в Чехию. Болеслав пытался помочь своему союзнику, но помощь оказалась недостаточной. В начале 1004 года Генрих с Болеславом пытались организовать вторжение в Баварию, но неудачно. После чего маркграф Генрих сдался королю.

    В августе 1004 года король Генрих II собрал войско и сделал вид, что собирается вторгнуться в Польшу, а сам двинулся в Чехию. Болеслав Храбрый успел перекрыть Кульмский перевал. Когда же ему сказали, что немцы уже близко, он гордо ответил:

    "Если бы они умели прыгать, как лягушки, то уже сейчас были бы здесь".
    Он не учел, что королю помогает изгнанный Яромир. Тот передал королю свой замок Гневин, который открывал дорогу в Чехию.


    Затем король отправил отряд рыцарей и местных сторонников Яромира в Прагу, чтобы схватить или изгнать Болеслава Храброго. Но Болеслава предупредили о грозящей опасности, так что он был начеку. И когда однажды ночью он услышал, что колокола Вышеграда зовут народ на войну, Болеслав решил не искушать судьбу, вывел свой отряд из города и бежал в Польшу. Его пытался преследовать отряд под началом Собеслава, брата мученика Адальберта, но на мосту Собеслав был смертельно ранен, и погоня не удалась.


    На следующий день в Прагу вошел Яромир. По требованию народа он судил его и даровал всем прощение, а потом был посажен на княжеский трон [а как же его оскопление?].
    Вскоре в Вышеград прибыл король и утвердил Яромира правителем Чехии. Это случилось в начале сентября 1004 г. В те же дни был прощен и маркграф Генрих.


    Итак, мы выяснили, что после изгнания поляков княжить стал Яромир, а Олдржиху достался Жатецкий удел, где он проводил время в охоте.


    В 1005 году король все-таки вторгся в Польшу, удачно и быстро переправился через реки Одру и Бобер, что оказалось полной неожиданностью для Болеслава, и, преследуя бежавших поляков, оказался в двух милях от Познани. Тогда Болеслав запросил мира и получил его, ценой территориальных уступок и отказа от претензий на Чехию.


    В 1007 году Яромир, а также лютичи, сообщили королю, что Болеслав замышляет нападение на немецкие владения, но поляки успели разграбить окрестности Магдебурга и город Цербст, а его жителей увели. После этого поляки благополучно вернулись к себе, уйдя от преследования.
    Затем Болеслав захватил несколько мелких городов и осадил город Бауцен. Не получив ожидаемой помощи, жители сдали город Болеславу на определенных условиях и ушли обратно в свои прежние земли. Так Болеслав Храбрый опять получил контроль над всей областью Мильценов.


    Весной 1010 г. король объявил о новом походе против Болеслава. К ним присоединился и Яромир со своим войском. Войско короля прошло по части западных владений Болеслава, который со своими воинами укрылся в Глогау и не стал ввязываться в сражение с рыцарями. Немцы вскоре ушли из владений Болеслава, объявив о большом успехе своего мероприятия, хотя никаких серьезных результатов достигнуто не было.


    В апреле 1012 г. Олдржих изгнал своего брата Яромира и заставил его бежать в Болеславу Храброму, своему врагу. Болеслав же 29 августа 1012 г. захватил и разграбил город Лебуса, пользуясь тем, что из-за разлива Эльбы защитники города не могли получить помощь. Болеслав сжег город и вернулся домой.


    Яромир тем временем был заключен королем под стражу за нарушение некоторых из своих вассальных обязанностей, в частности, он не смог предотвратить резню баварцев, вверенных его попечению.


    Олдржих же прибыл в Магдебург по вызову короля и был утвержден правителем узурпированных земель, которыми правил до 1034 года.


    В мае 1013 года Болеслав прибыл к королю, принес ему оммаж (за всю Польшу) и стал его вассалом. В качестве оруженосца короля он в полном уборе сопровождал короля в церковь. На следующий день Болеслав поднес королю богатые дары, получил ответные подарки и желанный лен: область Мильценов и Лаузиц.

    После этого Болеслав совершил вместе с немцами поход на Русь, а во время какой-то размолвки велел перебить своих союзников печенегов.

    Ульрих тем временем велел перебить в своих владениях рыцаря Бозио и многих других немцев, обвинив их в поддержке Яромира.



    Вы спросите, уважаемые читатели, почему я не обращаюсь к Козьме Пражскому? Напомню вам, что данный хронист не нашел ничего интересного в истории Чехии вплоть до 1021 года: Олдржих его не интересовал, а Бржетислав I выступил на арену только в 1021 году.


    В 1014 г. Генрих II потребовал, чтобы Болеслав явился к нему, чтобы оправдаться или исправить свое непослушание, но тот отказался явиться, заявив, что его дело может быть рассмотрено только князьями империи.

    В том же 1014 году Болеслав Храбрый отправил своего сына Мешко к Олдржиху, чтобы заключить взаимный мир и союз против внешних врагов. Но это был только ловкий ход, чтобы усыпить Олдржиха. Чешский князь разгадал эту уловку, велел схватить Мешко и отправил его в тюрьму в Чехию, а его спутники были перебиты.



    Эта история дошла до императора Генриха II, который отправил в Чехию посольство с требованием вернуть ему его вассала. Император указывал, что если Ульриху (так немцы звали Олдржиха) потребуется милость императора, то он никогда ему в ней не откажет.


    На это Олдржих отвечал следующее:
    "Для меня крайне важно во всем следовать приказаниям моего господина, иметь для этого возможность и желание. Однако совсем недавно Всемогущий Бог вырвал меня из пасти льва, предав [в мои руки] его щенка, присланного мне на погибель. И если я позволю ему свободно уйти, то всегда буду иметь заклятых врагов и в отце, и в сыне. Если же, напротив, удержу его, то надеюсь благодаря этому обрести какую-то выгоду. Пусть мой господин решит, исходя из всего сказанного, что угодно ему и выгодно мне; я преданно исполню любое его решение".


    Когда посольство вернулось к императору с таким ответом, он отправил к Олдржиху новое посольство, с настоятельной просьбой отпустить Мешко к императору. Он же, император, обязуется рассеять все сомнения чешского князя и заключить для него выгодный и почетный мир.

    Пришлось Олдржиху подчиниться.



    Болеслав Храбрый был очень рад освобождению сына, благодарил императора и просил его вернуть сына отцу, чтобы получить их благодарность. Генрих II ответил, что пока это невозможно, но когда Болеслав явится к нему в Мерзебург, он по совету своих князей удовлетворит его желание.

    Болесллав был раздражен, но дело уладилось по его желанию, так как большинство князей высказалось за передачу сына отцу. Но благодарности за это император не получил, так как Болеслав заявил, что сын был передан ему слишком поздно. А ведь он был вассалом императора! Так что никакой выгоды от этой операции император не получил, и Болеслав остался его врагом.



    В 1015 г. император предпринял поход против поляков. Его войска разбили армию Мешко, саксонский герцог Бернгард с союзниками потрепал войска Болеслава, и даже Олдржих, хоть и не присоединился к императору, но напал на городок Бизнитц и сжег его, захватив более тысячи его жителей.

    Болеслав дождался начала отхода немцев и сумел разгромить их арьергард в сражении 1 сентября, уничтожив более 200 рыцарей и двух графов.



    Мешко же 13 сентября переправился через Эльбу, напал на Мейсен и сумел захватить нижний город, разграбить его и поджечь. Загорелся и верхний замок, в котором укрылись жители города, но они сумели песком потушить огонь, так как воды у них почти не было. Войска Мешко, ожидая подкреплений не штурмовали верхний замок, а грабили окрестности города, но ночью Эльба начала подниматься, поляки испугались этого и ушли.


    В начале 1017 г. Болеслав заключил мир с немцами, чтобы развязать себе руки на востоке, где в 1015 году умер киевский князь Владимир.

    В середине года моравские рыцари Болеслава перебили довольно крупный отряд баварцев, отомстив за поражение в 1015 году.

    Чуть позже Мешко вторгся в Чехию, два дня ее грабил и вернулся домой с большим количеством пленных. Князя Олдржиха в стране не было, так как он был в это время в армии императора.



    Император в эти же дни выступил против Болеслава и осадил город Нимптч, но неудачно. Болеслав со своей стороны осадил город Бельгерн, но также неудачно.


    Тем временем моравы, которые с 1003 года подчинялись Болеславу, вторглись в Чехию, захватили какой-то город и с большой добычей ушли. Их стал преследовать маркграф Генрих Швейнфурсткий, союзник Олдржиха. Он догнал моравов, разбил их отряд и освободил всех пленных чехов.


    Перед штурмом Нимптча поляки сожгли все осадные машины немцев, а штурм стен города Олдржихом был легко отбит.

    Тогда император отправился трудной дорогой в Чехию, где уже Олдржих встречал его как хозяин и почтил положенными дарами.

    Болеслав все это время находился в Бреслау, а когда немцы ушли, то 600 его пехотинцев вторглись в Чехию, но попали в западню, устроенную чехами, и почти все погибли.

    Другая вылазка вассалов Болеслава была более удачной. Они во второй половине сентября опустошили земли между Эльбой и Мульдой, сожгли много селений и захватили большое количество пленных.



    На этом в хронике Титмара Мерзебургского заканчиваются сведения о Чехии.

    А что же говорит наш главный источник – Козьма Пражский? А он ничего не говорит. Из всех событий за период с 1005 по 1020 годы он отметил только смерть княгини Геммы в 1006 году и смерть третьего пражского епископа Тегдага в 1017 году, которому наследовал епископ Эккард. И это все – больше никаких заметных событий в истории Чехии за этот период с точки зрения Козьмы не было.


    Поэтому летописец дает краткое изложение жизни молодого Бржетислава, сына Олдржиха, который станет князем только в 1034 году после смерти своего отца. Он подробно описывает, как в 1021 году Бржетислав похитил себе жену из монастыря Свиной брод в Баварии. Это была красавица Юдифь, сестра герцога Швабии Оттона Белого Бабенбергского (?-1057).


    В этой истории Бржетислав проявил себя далеко не лучшим образом. Вот как было дело.
    Замыслив похитить девушку, Бржетислав со спутниками поехал как бы ко двору императора, но он никого из них не посвятил в свои замыслы, и велел всем не открывать, кто он, и вести себя с ним как с равным. Когда этот отряд достиг монастыря Свиной брод, чехи получили разрешение переночевать в нем – ведь они же ехали к императору!


    В этом монастыре было так заведено, что к вечерней службе звонить в колокола выходили девушки. Вот и в этот вечер Юдифь со служанками пошли выполнять свой ежевечерний долг, а Бржетислав схватил желанную добычу, вскочил на коня и помчался прочь. Ворота крепости были связаны толстой цепью, но наш герой одним ударом меча перерубил толстую цепь и скрылся. Козьма утверждает, что даже через сто лет на одном из звеньев цепи можно было видеть след от этого мощного удара.


    Да, герою удалось скрыться со своей желанной добычей, но почти все его спутники, которые ничего не подозревали об истинных замыслах Бржетислава, были перебиты разозленными баварцами. Баварцы отрезали своим жертвам носы и уши, выкалывали глаза, отрубали ноги и руки, пытаясь таким образом утолить свою жажду мести. Только несколько человек смогли ускользнуть и присоединиться к Бржетиславу.


    Некрасиво, мягко выражаясь, поступил княжич, но у чешских историков не нашлось слов осуждения для Бржетислава.


    Олдржих, чтобы излишне не раздражать немцев, вынужден был отправить Бржетислава с молодой невестой в недавно присоединенную Моравию. Такая последовательность событий ставит под сомнение 1021 год, как дату похищения Юдифи, ведь Олдржих покорил и присоединил Моравию только в 1029 году, когда присоединился к походу императора Конрада против польского князя Мешко II. Захватив Моравию, Олдржих тогда изгнал поляков из всех городов, а многих, сковав по сотням, продал в рабство в Венгрию или еще дальше.


    После победы над поляками император Конрад напал на Иштвана Венгерского. Бржетислав со своим отрядом присоединился к императору, захватил в этом походе несколько городов в Словакии и даже дошел до Эстергома, но после ухода императора все завоевания чехов в Словакии были утеряны.


    Сохранилось легендарное предание о встрече во время этого похода Бржетислава с неким странным рыбаком. Этот рыбак вроде бы ловил сетью с лодки рыбу в Дунае. К сети были привязаны камни, следовательно, сеть доставала до самого дна, но рыбак вынимал из сети пойманных рыб и выпускал их обратно реку. Когда лодка с рыбаком поравнялась с Бржетиславом, он поинтересовался, почему рыбак так поступает. Рыбак ничего не ответил, только кивнул головой и стал выбирать свой невод. В какой-то момент он вынул из сети большой кованый бронзовый крест и отдал его Бржетиславу. Слева направо на кресте были выбиты две надписи кириллицей. Когда изумленный Бржетислав разобрал эти надписи, лодка с рыбаком уже исчезла, унесенная течением. А надписи на кресте гласили:
    "Я – Восток и Запад";
    "Я – время уходящее и то, которое грядет".


    Время шло, и в Чехии происходили какие-то значительные, но дошедшие до нас в очень кратких и не слишком достоверных фрагментах сведения. Мы достаточно точно знаем, что в 1031 году у Бржетислава родился сын Спитигнев, который в свое время тоже стал князем. А в 1037 году умерли друг за другом бывший князь Болеслав III, ослепленный польским князем Мешко, а 9 ноября 1037 года скончался и князь Олдржих.


    Что же происходило в Чехии в этот промежуток времени?


    Мы знаем, что Польша слабела в междоусобицах после смерти Мешко I. Его сыновья не могли поделить наследство, и кто-то из них, вроде бы Мешко II, обратился за помощью к Олдржиху. Тот решил вмешаться в польские дела не без выгоды для себя, и преуспел в этом, так как ему удалось подчинить большую часть польских земель. Но это был лишь кратковременный успех – такое развитие событий не понравилось императору Генриху III. Император собрал армию, разбил чехов и арестовал князя Олдржиха. Уже в тюрьме Олдржих принес присягу на верность императору, но свободы пока не получил.


    На княжеский престол с согласия императора временно сел увечный Яромир, - но в Моравии продолжал править Бржетислав. Яромир слишком долго был в стороне от политики и не пользовался в стране большим авторитетом. Недовольные чешские дворяне обратились к императору с просьбой об освобождении Олдржиха, и после уплаты приличного выкупа Олдржих получил свободу.


    За время заключения в Олдржихе произошли психические изменения. Вырвавшись на свободу, он как будто обезумел. Олдржих винил в случившихся с ним несчастьях всех: императора, Яромира, Бржетислава, - но только не себя.


    Первый удар после возвращения в Прагу Олдржих нанес по Яромиру. Он арестовал Яромира, потом ослепил его и сослал в деревушку Лису на Лабе.


    Следующий удар Олдржих хотел нанести по силам сына Бржетислава, но тот был вовремя предупрежден своими сторонниками в Праге. Он успел отправить свою жену Юдифь с ребенком (детьми) в Баварию, а сам со своей небольшой дружиной попытался оказать сопротивление отцу. Силы были слишком неравны, Бржетислав решил не принимать боя и укрылся в горах.


    Вскоре, а именно, 9 ноября 1037 года, Олдржих умер во время одного из пиров. Судя по сохранившимся свидетельствам, Олдржих был отравлен, но князь к этому времени был уже столь непопулярен, что убийц искать не стали. Недовольство проявлял только род Вршовцев, которые поддерживали Олдржиха, но они оказались в меньшинстве, и им пришлось затаиться.


    12 ноября в Прагу прибыл из своей ссылки Ярослав и после погребения Олдржиха он рекомендовал собравшимся вельможам избрать в князи своего племянника Бржетислава. Ведь по причине своего оскопления Яромир не мог законно княжить.


    Что вы говорите, уважаемые читатели? А как же Яромир княжил во время пленения Олдржиха? Он вовсе и не княжил, а исполнял обязанности князя с согласия императора. Вот.


    В своей напутственной речи Яромир советовал Бржетиславу вести праведную жизнь, помнить заветы святого Адальберта, чтить предков и не доверять Вршовцам.


    Вршовцы и так не любили Яромира, а этой обиды они ему не забыли и не простили. Их месть был весьма своеобразна. 4 ноября 1038 года слуга Когана из рода Вршовцев зарезал Яромира в отхожем месте. По другой версии он воткнул ему копье прямо в задний проход, так что смерть Яромира была довольно мучительной – он мучился девять дней.


    Бржетислав жестоко покарал убийц своего дяди, а потом взялся за наведение порядка и в остальной стране. Он так старался, что его усилия увенчались полным успехом, и через три года чешская армия уже была готова к походу на Польшу. Бржетислав очень хотел отомстить полякам за прошлые обиды. Но особенно ратовал за военную экспедицию против поляков епископ Праги Север.

    Поход князя Бржетислава на Польшу в 1039 году



    В 1039 году Бржетислав решил, что пришла пора вмешаться в польские дела: он уже был в состоянии собрать приличную армию для похода, а в Польше в то время не было единого и сильного правителя.


    Намечавшийся поход преследовал три цели: грабеж, месть полякам за все прошлые унижения, а также попытка переместить в Чехию мощи св. Войтеха (Адальберта), которые хранились в Гнезно. Именно на последнее обстоятельство уповал пражский епископ. Он полагал, что обладание этими св. мощами облегчит Праге путь к основанию собственного архиепископства.


    Чешский писатель Ванчура вкладывает в уста Бржетислава следующие слова при подготовке похода:
    "Польские князья чинили нам противности и расхватывали земли, издавна принадлежавшие Чешскому престолу. Ныне же отошла сила от их оружия, опустилось оно, колотясь о шпоры всадников, скачущих прочь. Настал час отомстить за их неправые дела. Наступило время возмездия.
    С сожалением и стыдом вспоминаю я, что в городе Гнезно держат они мощи святого мученика, епископа Войтеха. Вспоминаю и догадываюсь, что проклятие, наложенное на нашу страну святым епископом, не будет с нас снято, пока останки его не выйдут из гнезненского плена".


    Козьма же Пражский в качестве причины нападения приводит только удобный случай и месть за прошлые обиды.


    Между прочим, епископ Север при подготовке похода вякнул как-то, мол, не дело, что богослужения в стране идут на двух языках. Что он имел в виду? Богослужений на чешском языке тогда еще не могло вестись в католической церкви. Стало быть, он метил против наследников Кирилла и Мефодия. А князь не возразил епископу.


    Для сбора войска Бржетислав разослал по всей чешской земле петлю, сплетенную из лыка. Эта петля также намекала на то, что кто явится в пункт сбора позже установленного времени, будет повешен на подобной петле. О неявке даже говорить было неудобно.


    Вскоре чехи собрали большое войско, вторглись в Польшу и прошлись по ней огнем и мечом, грабя, насилуя и разрушая все, что встречалось на их пути.


    Вот как описывает деяния Бржетислава в Польше даже склонный его возвеличивать Козьма Пражский:
    "Бржетислав... вошел в нее как враг и подобно тому как буря, нарастая, свирепствует, повергая все, так [и он] резней, грабежом и пожаром опустошал деревни и силой врывался в укрепления. Вступив в главный город поляков, Краков, он разорил [его] до основания и завладел его богатствами..."
    Легко видеть, что это был чисто грабительский набег, и ни о каком объединении славянских земель Бржетислав и не помышлял, как это пытаются изобразить многие историки.


    А Козьма продолжает:
    "Помимо этого, Бржетислав извлек из казны старые сокровища, а именно, громадное количество золота и серебра, спрятанное в ней прежними князьями. Он предал огню также и остальные города, сравняв их с землей".
    Все это делалось, разумеется, для укрепления дружбы между чешским и польским народами, а также в целях создания единого государства.


    Интересно сравнить описание летописца Козьмы с тем, что писал об этом же периоде в своих "Картинах из истории чешского народа" писатель Владислав Ванчура (1891-1942). Он пишет, что чехи разрушили в Кракове лишь ворота и немного повредили городские валы, так что жители Кракова радостно приветствовали чешского князя, а тот, улыбаясь, разбрасывал в толпу мелкие монетки.
    В таком же благостном тоне выдержаны у Ванчуры и другие эпизоды вторжения чехов в Польшу.


    Много городов и деревень сжег и разорил Бржетислав, а жителей города Гедеч (Геч), которые вынесли ему в знак покорности золотой жезл, он переселил с их скотом и прочим имуществом в Чехию близ леса Чернин. Это было сделано якобы по нижайшей просьбе самих жителей Гедеча. Бржетислав повелел, чтобы судьей над ними стал один из жителей Гедеча и разрешил им жить в Чехии по старинным польским законам.


    Вскоре чехи подошли к тогдашней столице Польши городу Гнезно и практически без сопротивления заняли его, так как в нем не было практически никакого гарнизона. Город был разграблен, как и прочие польские города. Чешские воины не пощадили даже храм Гнезно, в котором хранились мощи св. Войтеха. Они разграбили даже могилу святого, несмотря на увещевания епископа Севера.
    Козьма прямо пишет:
    "Однако слова епископа показались чехам безрассудными. Они затыкали уши, чтобы не слышать его, и стали сильно теснить его, стремясь захватить святые мощи. Так как те были захоронены за алтарем, возле стены, и их нельзя было достать, не разрушив алтарь, то негодные руки и дикое безрассудство совершили это безбожное дело".


    Разумеется, Бог тут же покарал нечестивцев и парализовал их на три часа, после чего бесчинства чехов прекратились. Так пишет Козьма.


    На третий день после захвата Гнезно князь Бржетислав будто бы огласил перед войском свои постановления, которые известны как "Законы Бржетислава". Новые законы отменяли старые чешские обычаи и касались таких вопросов, как бракосочетание и соблюдение верности. В них также шла речь об убийствах, о судах, о захоронении мертвецов, о корчмах и прочих беззакониях, которые скрывались под видом старых чешских обычаев. Так, например, категорически запрещалось торговать и трудиться в воскресные и праздничные дни, хотя издавна торги в Чехии устраивались по воскресеньям.


    И якобы все чехи дружно поклялись соблюдать новые законы.


    После этого Бржетислав решил перенести мощи св. Войтеха в Прагу. Заодно он прихватил и мощи гнезненского архиепископа Гауденция, так, на всякий случай. Были отправлены в Чехию и некоторые святыни из других церквей города.


    1 сентября 1039 года состоялось торжественное внесение мощей св. Войтеха (Адальберта) в Прагу при огромном стечении народа.
    Мощи святого несли на своих плечах князь Бржетислав и епископ Север. Затем различные священнослужители несли тело Гауденция и прочие захваченные в Польше святыни.
    Двенадцать специально отобранных священников с трудом несли золотой крест князя Мешко, который по весу был равен тройному весу славного князя.
    Затем несли (или везли) три драгоценные плиты, которые Бржетислав приказал выломать из пола близ алтаря Гнененского храма. Эти плиты были щедро украшены золотом и драгоценными камнями. На самой большой плите было сбоку написано, что на нее ушло 300 фунтов золота.
    Далее в колонне следовало более сотни повозок, на которые были погружены громадные ценные колокола и остальные сокровища из Польши.


    Чехи триумфально праздновали реванш за прошлые поражения и унижения от поляков!


    Поляки же тотчас отправили посольство в Рим с жалобой на действия чешского князя в Польше, на его бесчинства, грабежи, а главное, на его богохульственные поступки и осквернение мощей святых. Дело было в том, что без разрешения святого престола переносить или перезахоронить останки святых было невозможно под страхом отлучения.


    Папа Бенедикт IX (1033-1042) был разгневан и хотел примерно покарать как Бржетислава, так и епископа Севера. Но тут в Рим прибыло посольство от Бржетислава с очень богатыми дарами. Дары предназначались, разумеется Святой Церкви. Или ее представителям.


    Вначале посольство было встречено очень холодно, но когда святой отец и кардиналы убедились в величине даров, а также в искренности раскаяния Бржетислава, их сердца смягчились. Ведь Бржетислав сообщал, что они согрешили по неведению, что все их поступки были совершены во славу Святой Церкви, и они теперь полностью осознают свою вину и раскаиваются. Аргументы Бржетислава показались настолько убедительными, что Бенедикт IX решил проявить снисходительность к тем, кто признавал свою вину и раскаивался. Для искупления своей вины Бржетиславу и Северу было велено возвести в подходящем месте монастырь и обеспечить его угодьями и всем необходимым. О возвращении святынь, а тем более награбленных сокровищ, в Польшу речь не заходила.


    Получив такое известие, Бржетислав был очень обрадован и вскоре повелел основать монастырь в честь св. мученика Вацлава в городе Болеславе на берегу Лабы, в том самом месте, где в свое время Вацлав принял свою мученическую смерть.


    Источник: http://www.abhoc.com/arc_vr/arc_vr_1.html
    Категория: Образование славянских государств | Добавил: Яковлев (10.03.2009)
    Просмотров: 509
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]