Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Расселение и войны славян [58]
    Славянские языки и письмо [35]
    Творчество славянских народов [33]
    Славные славяне [8]
    Источники о славянах и русах [24]
    Образование славянских государств [50]
    Историческая реконструкция [20]
    Любор Нидерле [21]
    Верования, обряды, обычаи [38]
    Славянская прародина [21]
    Предшественники славян [29]
    Материалы по личности Рюрика [12]
    Древние русы, руги, росы и другие [9]
    Венеты, Венеды, Венды. [13]
    Ободриты [8]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 15.12.2017, 22:49

    Главная » Статьи » История славянской культуры » Образование славянских государств

    История Древней Чехии Виталий Киселев (Старый Ворчун)/ Продолжение

    История Древней Чехии

    Виталий Киселев (Старый Ворчун)

     
    Интерлюдия. Восточная политика императора Оттона III



    Император Оттон III (980-1002) по прозвищу "Чудо мира" умер очень молодым человеком, но именно в годы его правления были опробованы основы новой Восточной политики как Германской империи, так и политики всего Западного мира в целом в восточном направлении. Именно, на Восток, а не на юго-восток. Что из этого получилось, я и постараюсь показать в данном очерке, так как все это оказало влияние и на историю Чехии.


    Коронован германской короной Оттон III был еще в трехлетнем возрасте, в 983 году, в Аахене. Итальянскую и имперскую короны он получил только в 996 году из рук папы Григория V, которого он и посадил на папский престол.


    Пока Оттон был еще мал, делами Империи в качестве регентши управляла его мать Феофания. Титмар Мерзебургский написал о ней, что она защищала интересы Империи с мужской энергией, и очень сильно оберегала интересы своего сына.
    На помощь внуку поспешила и Адельгейда (931-999), жена Оттона I. К этим двум женщинам присоединилась также тетка Матильда. Получился своеобразный женский триумвират.


    Возможно, что трем женщинам и не удалось бы удержать корону за Оттоном, если бы на их сторону не встал Виллигис (975-1011), архиепископ Майнцский, который помог отразить нападки всех других претендентов.


    Большое влияние на Оттона оказал и Герберт Аврилакский (?947-1003), вошедший в историю как папа Сильвестр II (999-1003). Это был один из образованнейших людей своего времени, который владел множеством языков – среди них были арабский и древнееврейский. Недаром же он обучался в Кордовском и Севильском университетах, и это не считая нескольких ведущих монастырских школ Франции.


    Герберт был горячим сторонником возрождения Империи не только в границах, очерченных Карлом Великим, но и ратовал за расширение границ Империи, в первую очередь, в сторону славянских земель на восточной окраине Европы.
    Своим энтузиазмом Герберт сумел заразить и молодого императора Оттона III, который уже с шестилетнего возраста начал принимать непосредственное участие в военных походах.


    Мечты о восстановлении Империи заставляли Оттона III вести борьбу как с Францией, так и с Итальянскими государствами, а желание расширить Империю определяло его восточную политику.


    На этом пути молодого императора ожидало столкновение с Венгрией, Польшей и Чехией. Надо было во чтобы то ни стало не допустить создания союза этих государств, и посеять среди них основательные разногласия, но в то же время сохранить их в сфере влияния Империи.


    Венгрией тогда правил герцог Вайк, которого мы знаем как Стефана Святого (975-1038), первого короля Венгрии. Но королем ему еще только предстояло стать, а пока он в 995 году принял крещение из рук пражского епископа Адальберта (Войтеха), хорошего приятеля Оттона III и Болеслава Храброго, и превратился из Вайка в Стефана. Править Венгрией Стефан начал в 997 году и стал ревностно насаждать в стране христианство.


    Впрочем, это только одна из версий. По другой, более правдоподобной версии, Войтех крестил Вайка во время своего недолгого пребывания в Венгрии в 996 году.


    По третьей версии, Вайк уже был крещен в детстве, но по византийскому обряду, как и его отец Геза. Он хотел жениться на Гизеле, дочери баварского герцога Генриха II Строптивого, но герцог не желал выдавать свою дочь за язычника и потребовал, чтобы Вайк крестился по римскому обряду. Пришлось Вайку выполнить это условие баварского герцога.


    Когда же Стефан стал править Венгрией, он очень активно начал насаждать в стране христианство по римскому образцу. Вскоре в Паннонии вспыхнуло восстание, одной из причин которого были гонения Стефана на православных, и оно было очень жестоко подавлено. Довольно быстро в Венгрии были уничтожены все активные очаги православия и язычества, и это ревностное усердие Стефана было очень щедро вознаграждено Римом и Империей.


    Чехи же резко отрицательно относились как к самому епископу Войтеху, так и ко всему семейству Славниковичей из-за их ориентации на Польшу в борьбе с Пржемысловичами. В сентябре того же 995 года Войтеху пришлось навсегда покинуть враждебную ему Прагу. А что ему оставалось делать после Либицкой резни?


    Вместе с Войтехом подвизался его брад Радим (Гауденций), и они вместе, в конце концов, занялись миссионерской деятельностью в Прибалтике. Собебор, другой уцелевший брат Войтеха, уже давно присоединился к войску Болеслава Храброго. Он воевал вместе с ним сначала против полабских славян, а затем и против Чехии.


    Негативное отношение чехов к Войтеху и его миссии, с которым Оттон III был знаком лично, наложило сильный негативный отпечаток на отношении императора к Чехии


    Войтех же в 997 году погиб, пытаясь обратить в христианство пруссов, встретивших его католическую миссию резко враждебно, а Радим попал к ним в плен.


    Вскоре тело Войтеха вместе с живым Радимом выкупил у пруссов польский князь Болеслав Храбрый, который правил с 992 по 1025 гг. Затем Войтех был канонизирован, как Адальберт, разумеется, и мощи нового святого были захоронены в кафедральном соборе в Гнезно. Добавлю, что первые жития св. Войтеха носили сильный античешский характер, и это отражало враждебные настроения по отношению к Чехии, господствовавшие при императорском дворе и в Риме.


    Болеслав Храбрый в это время успешно воевал как с чехами, так и с русскими, но немцев пока не трогал. Более того, когда в конце X века восстали против немцев полабские славяне, Болеслав Храбрый активно сотрудничал с немцами в подавлении волнений у "проклятых" язычников. Поэтому у Оттона III сложилось весьма благоприятное впечатление о Болеславе Храбром и поляках. Это впечатление еще больше усилилось, когда правитель Польши выкупил у язычников мощи св. Адальберта.
    Заметим, что когда Болеслав будет позднее воевать с императором Генрихом II, полабские славяне будут дружно воевать на стороне императора против поляков.


    О событиях в Чехии вы, уважаемые читатели, знаете из соответствующих выпусков "Истории Древней Чехии", и помните, что это был период упадка и военных неудач.


    При таком раскладе нет ничего удивительного в том, что Оттон III сделал основную ставку на Польшу. Он хотел видеть Болеслава Храброго постоянным и верным союзником Империи и направить его энергию на Восток, в сторону православной Руси и языческой Прибалтики. Это делалось не столько для завоевания новых земель – ведь Империи в этом случае мало что светило, а для насаждения в Восточной Европе христианства по католическому образцу. И соперничество Болеслава Храброго с чехами и венграми только укрепляло бы союз Империи с поляками.


    Чтобы замаскировать истинные цели своих действий, Оттон III в 1000 году совершил широко известную поездку по святым местам, главными пунктами которой были Гнезно с мощами св. Адальберта (Войтеха) и Аахен с гробницей Карла Великого.


    Почему император выбрал именно эти места?
    Св. Войтех (Адальберт) пытался распространить христианство в Прибалтике, а Карл Великий восстановил Империю на Западе, так что это были знаковые места.


    Во время великого поста 1000 года император с большой свитой отправился в Гнезно, чтобы поклониться мощам нового святого – св. Адальберта (Войтеха). Следует отметить, что это был совсем нетрадиционный путь для германского императора, но ведь еще в начале 999 года Болеслав Храбрый обратился к императору с просьбой сделать св. Адальберта патроном Польши.


    Кроме того, послы как Стефана I, так и Болеслава Храброго, осаждали папскую резиденцию в Риме, пытаясь выторговать королевскую корону для своего повелителя.


    Дальнейшие действия императора не следует рассматривать как импровизацию. Когда Оттон III выезжал из Регенсбурга, в его свите помимо нескольких кардиналов присутствовали Циано, римский патриций и "адъютант императора", и дароноситель (при папском престоле) Роберт – он-то и должен был, как папский легат, осуществить рукоположение архиепископа Польши. То есть все уже было готово.


    Далее через Цейц и Мейсен император проследовал на встречу с польским князем. На границе Мейсенской марки и Польши в районе округа Диадези (близ Шпроттау) его встретил князь Болеслав Храбрый, который организовал великолепный прием Оттону III не только на границе (ночевка в Эйлау), но и на всем пути следования императора в Гнезно.


    Увидев стены Гнезно, император спешился и смиренно, босиком и с молитвой на устах, вошел в город. Там его встретил епископ Унгер и проводил в церковь, в которой были захоронены мощи св. Адальберта.


    Вполне вероятно, что польскому князю уже была известна политическая подоплека начавшегося визита, и он знал, что главной целью приезда императора является вовсе не поклонение святым мощам. Но мощам св. Адальберта (Войтеха) предстояло выступить символом будущего польско-германского союза. Сохранилось предание о том, что во время переговоров Оттон III даже хлопотал о перенесении мощей св. Адальберта (Войтеха) в Рим, но Болеслав Храбрый отказался уступить мощи столь ценимого святого. Ряд даже хронистов утверждает, будто Болеслав уступил императору несколько реликвий святого, а что он от этого выиграл, вы увидите чуть позже.


    Следует заметить, что именно поклонение императора Оттона III мощам св. Адальберта [довольно-таки свежему святому] и дальнейшая борьба за обладание этим сокровищем очень значительно повысили статус и почитаемость этого святого. На время.

    Но поклонение мощам св. Войтеха было вовсе не главной целью императорского визита, которая заключалась в том, что после серьезных переговоров было принято решение об основании архиепископства в Гнезно, в состав которого входили бы три новых епископства с центрами в Кракове, Вроцлаве и Колобжеге. На архиепископскую кафедру был поставлен Гауденций (Радим), брат и сподвижник Войтеха.


    Все же, чтобы не допустить чрезмерного усиления Польши, Познанское епископство осталось в подчинении у Гизилера, архиепископа Магдебургского. Кроме того, Гизилера следовало хоть немного умаслить – ведь он не давал своего согласие на образование нового архиепископства в зоне своего влияния, и формально мог бы оспаривать законность его создания. Другое дело, что из этого вряд ли бы что получилось, так как Сильвестр II был почти карманным папой у Оттона III.


    Такой шаг императора выводил почти всю Польшу в церковном отношении из-под немецкого влияния и делал ее подчиненной только Риму. А это, в свою очередь, делало Польшу сравнительно независимым форпостом Империи на Востоке, которая должна была теперь отчитываться в своих действиях только перед императором. Основной центр миссионерской деятельности на Востоке и в Прибалтике, по мысли Оттона III, теперь должен был располагаться именно в Польше, и это автоматически делало невозможным прямую экспансию немцев на Восток.


    Такая новая восточная политика Оттона III вызвала резко негативную реакцию у широкой немецкой общественности (рыцарской и духовной). Сразу же начались заговоры и поиски новой кандидатуры в императоры, но возможные претенденты не спешили афишировать свои претензии и вели себя довольно скромно.


    В качестве признания своей зависимости от императора Болеслав Храбрый передал Оттону III три сотни рыцарей в латах. Он также с пышной свитой проводил императора в Магдебург, где они вместе торжественно отметили Вербное Воскресенье.


    Ослабленную и провинившуюся Чехию император всерьез не воспринимал и, вероятно, рассчитывал на легкую колонизацию чешских земель, имея своим опорным пунктом Прагу. Дальше Империя могла расширяться и на Восток, в сторону Руси, и на север – в Прибалтику, в обход Польши.


    Если бы Оттон III поцарствовал немного дольше, то, возможно, его политика и принесла бы свои плоды. Но он умер очень молодым, а ему наследовал Генрих II, который сразу же покончил с восточной политикой своего предшественника. Правда, ликвидировать архиепископскую кафедру в Гнезно новый император не смог.


    Пока же польский князь мог теперь по своему усмотрению устраивать религиозную жизнь, как в Польше, так и в присоединяемых землях.
    Многие историки полагают, что одновременно произошло также некое повышение юридического и правового статуса польского князя, а польские исследователи прямо говорят о коронации Болеслава Храброго.
    Следует отметить, что никаких достоверных свидетельств в современных источниках на этот счет нет. Известно, что королевскую корону Болеслав Храбрый получил незадолго до своей смерти в 1025 году. А в Гнезно Оттон III лишь даровал Болеславу Храброму титул римского патриция, что как бы автоматически включало Польшу в состав Римской империи.


    Галл Аноним в своей "Хронике", написанной примерно через 100 лет после свидания в Гнезно, описывает следующую символическую процедуру, которую историки трактуют самыми разными образами.


    Вначале император якобы Оттон III возложил на голову Болеслава какую-то корону или диадему (imperoalis diadema) и вручил ему копье св. Маврикия. Затем Болеслав был назван братом императора и соратником Империи, после чего Болеслав был провозглашен другом и союзником римского народа.


    Почему римского народа? Потому что Империя считалась Римской, правда, создавали ее, в основном, немцы.


    Как видите, в таком символическом описании нет указания на королевскую коронацию, но сам характер данной процедуры дает простор для многочисленных спекуляций.


    Хорошо известно и о том, что вскоре Оттон III проделал сходные манипуляции и в Венгрии.
    Там он также устроил архиепископскую кафедру в Эстергоме, это произошло 13 апреля 1001 года, а немного позже Стефан I получил королевскую корону, присланную ему папой Сильвестром II. По некоторым источникам, коронацию проводил сам император Оттон III, и было это 15 или 17 августа 1001 года.
    Папа и император достойно оценили усердие, с которым Стефан насаждал в стране христианство по католическому образцу и выкорчевывал остатки православных общин. Вот так и Венгрия вошла если не в состав, то в сферу влияния Римской империи.


    Но в этом случае источники прямо говорят о коронации правителя Венгрии, как короля, а в случае с Болеславом Храбрым таких свидетельств нет, и даже описание процедуры, приводимое Галлом Анонимом, довольно туманно. Это, скорее, символическое повышение статуса польского князя, чем его коронация.


    Такое поведение императора выглядит вполне оправданным. Ведь теперь положение Польши и Венгрии выглядит значительно более предпочтительным, чем Чехии, которая в этой истории вообще оказалась обделенной и отодвинутой на второй план, хотя выгодное положение Праги не ускользало от внимания императоров. Да и епископство в Праге было основано раньше, чем в сопредельных землях, что давало ей некоторое моральное превосходство. Однако чехов император обошел из-за их враждебности к св. Адальберту. И в то же время был заложен элемент ревности и соперничества как между правителями двух облагодетельствованных стран, так и Чехии с каждой из них.


    Таким образом, паломничество императора Оттона III по святым местам в 1000 году оказало сильнейшее влияние на дальнейшее развитие событий в Восточной Европе и ожесточило соперничество между Чехией и Польшей на многие десятилетия.


    Я должен отметить, что существует и другой взгляд на миссию Войтеха и на его роль в описываемых событиях. Войтех рассматривал Прагу, как центр будущей христианизации Восточной Европы. Для этого следовало создать на восточноевропейских землях, не входящих в состав Империи, архиепископство, разумеется, с центром в Праге, в состав которого входили бы семь епископств из Чехии, Польши и Венгрии.


    Это могло привести к созданию мощного государства на восточной окраине Империи, которое положило бы конец немецкой экспансии на Восток. А куда еще было двигаться немцам?
    Следовательно, такие планы надо было душить еще в зародыше. Поэтому-то Оттон III и Болеслав Храбрый так легко отправили своего друга и союзника на верную гибель. Нет человека – и нет проблемы. А чтобы подобные мысли не могли возникнуть у кого-нибудь и в будущем, император Оттон III и отправился в свое путешествие по святым местам, сея семена будущих раздоров.


    Результаты его деятельности видны невооруженным взглядом. Правда, стоит отметить, сто строил император Оттон III надолго, но 24 января 1002 года он умер от болезни в Патерно, после того как был изгнан из Рима в феврале 1001 года.


    Современники связывали преждевременную смерть молодого императора с тем обстоятельством, что во время посещения Аахена, Оттон III велел вскрыть гробницу Карла Великого. Он, будто бы, нашел Карла, сидящим на троне, со скипетром в руке, в шикарных одеждах и с нательным крестом. Оттон III взял себе нательный крест императора Карла, а все остальное не тронул и его гробницу велел замуровать, но все расценили такие действия молодого императора, как страшное святотатство, и стали предрекать ему скорую смерть. Так вскоре и случилось, но мне кажется, что предрекать скорую смерть Оттону III стали только уже после его кончины.


    Жениться Оттон III не успел, так что наследников у него не было, а новый император, Генрих II, стал проводить в отношении Польши совсем иную политику. Для этого у него были весьма серьезные причины. Ведь, когда Генрих II стал императором, с притязаниями на герцогство Бавария выступили его родной брат Бруно и маркграф Генрих Швейнфуртский. Болеслав Храбрый решил вмешаться в имперские дела на стороне противников нового императора, и просчитался. Генрих II сумел победить союзников, отдал Баварию брату своей жены Генриху Люксембургскому, и принялся за Польшу, с которой он воевал до 1018 года.


    Императору приходилось много воевать в Италии, были столкновения и с чехами, но с Венгрией у него серьезных столкновений не было. Ведь Стефан I был женат на родной сестре императора, ревностно насаждал христианство и был благодарен Империи за королевскую корону.


    Но это уже совсем другая история. Я же надеюсь, что данный очерк поможет вам, уважаемые читатели, лучше понять чешские события. Чехия – маленькая страна в середине Европы, и очень трудно излагать ее историю в отрыве от истории соседних стран.


    P.S. Хочу заметить, что решение о создании архиепископств в Польше и Венгрии не были плодом оригинальных решений Оттона III. Его отец Оттон II внимательно рассматривал идею создания на славянских землях Европы архиепископства, не зависящего от немецких пастырей, а находящегося в непосредственной зависимости от Рима. Территория такого архиепископства должна была охватывать польские, чешские и венгерские земли. Считается, что Феофания, мать Оттона III, могла увлечь своего сына этой идеей, но время заставило его внести некоторые коррективы в план отца.



    Источник: http://www.abhoc.com/arc_vr/arc_vr_1.html
    Категория: Образование славянских государств | Добавил: Яковлев (10.03.2009)
    Просмотров: 463
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]