Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Расселение и войны славян [58]
    Славянские языки и письмо [35]
    Творчество славянских народов [33]
    Славные славяне [8]
    Источники о славянах и русах [24]
    Образование славянских государств [50]
    Историческая реконструкция [20]
    Любор Нидерле [21]
    Верования, обряды, обычаи [38]
    Славянская прародина [21]
    Предшественники славян [29]
    Материалы по личности Рюрика [12]
    Древние русы, руги, росы и другие [9]
    Венеты, Венеды, Венды. [13]
    Ободриты [8]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 21.07.2017, 05:37

    Главная » Статьи » История славянской культуры » Верования, обряды, обычаи

    Эволюция форм легитимации государственной власти в древней и средневековой Руси. (Окончание)
    Эволюция форм легитимации государственной власти в древней и средневековой Руси.
    IX - первая половина XIVвв.
    К.и.н. доцент МГУ им. М.В. Ломоносова  Соловьев К.А.

    Соправление. Именно эти два метода и стали основными в эволюции системы договорной легитимности, принимая при этом форму соправления и отражаясь в решениях княжеских съездов. В XI в. случайно сложилась первая форма "братского соправления". Тогда в разразившейся междоусобице два сына Владимира Святославича - Ярослав и Мстислав - оказались не настолько сильны каждый по отдельности, чтобы расправиться друг с другом и достаточно умны, чтобы не пытаться это сделать. Не последнюю роль в этих событиях сыграли и общины крупнейших городов Южной Руси: киевляне не пустил к себе Мстислава, а черниговцы, наоборот, "приняли" его. Прямое свидетельство тому, что решение о разделе властных полномочий было принято с согласия городских общин содержится и скандинавской "Пряди об Эймунде". Там описана борьба русских князей Ярислейва (Ярослава) и Вартислава (под которым многие исследователи видят Мстислава) и норвежских конунгов Эймунда и Рагнавалда, закончившаяся общим договором: "На такой договор и раздел княжеств согласился весь народ в стране и подтвердил его".171 Вся система братского соправления держалась на добровольном самоограничении властных амбиций братьев: "... и начаста жити мирно и в братолюбьстве, и уста усобица и мятежь, и бысть тишина велика в земли".172

    Эту же систему, как средство избежать междоусобиц, Ярослав попытался оставить в наследство своим детям. И она была эффективной, но лишь до тех пор, пока соблюдалась взаимная договоренность Ярославичей. Как Только Святослав и Всеволод отказались поддерживать Изяслава Киевского, вся система "братского соправления" рухнула, поскольку с точки зрения городских общин она не имела никакой легитимности. Наследники Ярослава, договорившись между собой, сумели лишить выбора киевлян, новгородцев, черниговцев и других, но, как только Изяслав оступился и показал свою несостоятельность, как правитель и полководец, киевляне восстановили свое право на выбор князя. Вместе с системой "братского соправления" была опрокинута и "лествица" княжеских столов. В наступившем в последней трети XI в. кровавом месиве княжеских усобиц и половецких набегов нужно было что-то противопоставить той форме легитимации власти, которую утверждал Олег Святославич через подавление прав городских общин. Так родилась идея княжеского съезда, оформляющего добровольный отказ князей от прав на определенные территории.

    Идея возникла, конечно, не на пустом месте. Все черты княжеского съезда можно увидеть и в событиях раздела русских земель между Ярославом и Мстиславом Владимировичами, и при утверждении "Правды Ярославичей". Наконец, в 1096 г. Святополк Изяславич и Владимир Мономах предложили Олегу Святославичу заключить оборонительный союз против половцев с использованием всех основных элементов договорной легитимности: "Поиде Кыеву, да порядъ положимъ о Русьстей земли пред епископы, и пред игумены, и пред мужи отец наших, и пред людьми градьскыми, да быхом оборонили Русьскую землю от поганых".173 Тогда Олег отказался, но в следующем году он был вынужден принять участие на съезде в Любече, формула принятого решения которого - "кождо да держить отчину свою" - есть ни что иное как воплощение нового принципа - ограниченной легитимности членов княжеской династии.

    Следующим шагом в поиске нового баланса прав стало введение соправлений-дуумвиратов со второй трети XII в. Причем природа их была совсем другой, чем у "братского соправления" предыдущего века. Первый такой дуумвират возник в крайне запутанной ситуации конца 40-х - начала 50-х гг., XII в., когда на великокняжеский престол претендовали два сына Мономаха - Вячеслав и Юрий - и их племянник Изяслав Мстиславич. Вячеслав, старший из оставшихся сыновей Мономаха, имел чуть больше формальных прав на киевский стол. Юрий же Долгорукий, опиравшийся на поддержку черниговских, рязанских и галицких князей, обладал реальной силой, но его беда была в том, что киевляне не хотели видеть у себя никого, кроме Изяслава Мстиславича. Изяслав не мог справиться с Юрием, а тот несколько раз, захватывая Киев, не мог в нем усидеть. Выход из тупика нашел Изяслав. Он предложил своему дяде Вячеславу сесть на киевский стол и быть великим князем, при реальном правлении Изяслава. Программа соправления представлена в летописи речью Вячеслава, произнесенной при торжественном въезде в Киев: "Я есмь уже старъ, а вси рядовъ не могу уже рядити, но будеве оба Киеве аче на будет которыи рядъ или христьянских, или поганых, а идеве оба по месту, а дружина моя и полк мои, а то буди обою нама ты же ряди аче кде на(м) будет мочно обоима ехати (...), а ты езди с моим полкомъ и съ своимъ".174

    Если попытаться ответить на вопрос: почему именно Изяслав предложил столь неординарный ход, - то, видимо, следует вспомнить, что из всех упоминаний титула "царь", больше всего - три - связаны именно с Изяславом Мстиславичем. Возможно, Изяслав был одним из тех князей, кто внимательно присматривался к потестарным традициям Византии и пытавшихся перенести их на русскую почву. В Византии же, в X - первой половине XI очень широко распространилась практика дуумвиратов, преследующая, по мнению Г. Л. Курбатова, двойную цель: а)" упрочение наследственной власти"; б) разграничения формальных полномочий императора и реальной власти, находящейся в руках соправителя.175 Кто как не Изяслав, чей отец Мстислав Великий наследовал стол Владимира Мономаха, был заинтересован в том, чтобы перенести на Русь способ унаследовать власть в столице от отца, при формальном сохранении принципа старейшинства?

    Как это часто бывает, ход, продиктованный безысходностью, оказался удачным не только для Изяслава, но и для его преемников. Сразу же после смерти Изяслава Мстиславич, киевляне пригласили в соправители Вячеславу его брата Ростислава Смоленского, "рекуще ему: "Якоже брат твой чтилъ Вячеслава, такоже и ты чти".176 Исследователи насчитывают в коротком промежутке между серединой XII в. и нашествием Батыя шесть-семь дуумвиратов.177 При этом на русской почве институт соправления утратил "византийские" черты. Его главной функцией стало не перераспределение представительских и властных полномочий, а сведение к минимуму последствий княжеских усобиц, путем достижения компромисса между различным ветвями династии Рюриковичей.178

    Однако эта форма "коллективного сюзеренитета" Рюриковичей пришлась на тот период, когда Киев, сохраняя блеск былого величия и притягивая взоры все новых претендентов на великое княжение, терял свое реальное значение - центра всех русских земель. Поэтому и легитимность великого князя становилась все более призрачной. Главные действующие лица конца XII - начала XIII вв.: Всеволод Юрьевич Даниил Романович Галицкий, Мстислав, Мстиславич Удалой знали о своей реальной силе и не стремились утвердиться в Киеве, даже в случае его захвата.

    С закатом "эпохи Киева" не оканчивалось действие договорной легитимности. В каждой из русских земель использовались (с разной долей интенсивности) все три формы легитимации власти. Это все по-прежнему устраивало города, но гораздо меньше - князей, поскольку они все в большей степени попадали в зависимость от городских общин. Это уже случилось в Новгороде, к этому были очень близки Псков, Полоцк, Волынь. Путь Андрея Боголюбского - выгнать всех конкурентов и править "самовластно" - оказался порочным. После убийства Андрея началась усобица, в которой восторжествовали те же самые формы завоевания-приглашения. Поставленные перед необходимостью укоренения в тех землях, которыми им волей судьбы довелось править, князья искали способ установить новые, более прочные связи между "землей" и княжеской властью.

    Первым шагом на пути к новой форме легитимации княжеской власти (а соответственно отказу от "коллективного сюзеренитета", в том виде, как мы его здесь понимаем) стали попытки соединить принципы "приглашения" князя и наследования власти. Для этого "приглашение" должно было состояться еще при жизни правящего князя, но не в форме соправления, а в форме заключение "ряда" на будущее - с тем из наследников действующего князя, кого тот сам предложит. Так великий князь Всеволод Ольгович, захвативший Киев в 1139 г. накануне своей смерти избрал себе в наследники брата Игоря, заключил "ряд" между городской общиной и братом.179 Однако это, возможно, первая попытка утвердить договорно-наследственную форму легитимации власти нового князя не удалась: сразу после смерти Всеволода киевляне "передались" Изяславу Мстиславичу.180

    Два других эпизода, в которых князья действовали подобным образом, В. Т. Пашуто характеризовал, как первые попытки созвать Земский собор для решения вопроса передачи власти.181 В 1187 г. Ярослав Осмомысл "созвав всю галичскую землю" заключил ряд о передаче власти Олегу Настасьичу в обход старшего сына Ярослава - Владимира. В 1211 г. князь владимирский Всеволод Юрьевич, точно также попытался обойти старшего своего сына Константина и оставить власть второму сыну Юрию. В обоих случаях первая часть задуманного удалась - представители дружины и городов заключили "ряд" на будущее с избранным действующим князем наследником. Но вторая часть - признание прав наследника после смерти его отца - не была воплощена в жизнь: обойденные отцами старшие сыновья, при поддержке городских общин вступили в борьбу за наследство, восстановив, таким образом, прежнюю форму легитимного захвата.

    Все три описанных случая (включая киевский) указывают на одну и ту же тенденцию: договорная легитимность, действующая в Древней Руси, нуждалась в корректировке с учетом укоренения князей-Рюриковичей в отдельных землях. Наиболее вероятный путь такой корректировки - оформление договорно-наследственных форм передачи власти с дальнейшей эволюцией в сторону прямого наследования от отца к старшему сыну. Инициировавшие этот процесс князья должны были выбирать: или они сохраняют статус общерусской династии, отчужденной от интересов отдельных городских общин, или теряют этот общерусский статус, приобретая право на наследственную передачу стола, как это произошло с полоцкой ветвью потомков Владимира Святого. Процесс укоренения потомков Ярослава Мудрого в отдельных землях Древней Руси, начатый решениями Любеческого съезда, в той или иной степени затронул и Запад, и Юг, и Восток, но нас, ввиду дальнейшего хода событий, интересуют Ростов и Суздаль - территории данные Владимиром Мономахом в управление сыну Юрию. Сын Юрия Долгорукого (легко менявшего свою "отчину" на более престижные столы182) Андрей был призван ростовчанами и суздальцами на правление.183 Возможно, прав Ю. А. Лимонов, утверждая, что избрание приняло форму Собора, на котором присутствовали "представители феодальных корпораций "старейших городов" ("тысячи" и веча) - Ростова и Суздаля и "младших" - Владимира и Переяславля Залесского".184 Однако не исключен и другой вариант, когда "соборное" по характеру решение было принято в старой вечевой форме: сначала решение принимает вече "старшего" города - Ростова, а затем оно подтверждается вечем в "младших городах".

    Вслед за этим "соборным" решением последовали два других. Первый - попытка пригласить на Ростовский стол князей Мстислава и Ярополка Ростиславичей, а во Владимир - Михаила и Всеволода Юрьевичей, предпринятая городскими общинами, после смерти Андрея Боголюбского. Второй - попытка утвердить соборным решением наследование Юрием Всеволодовичем владимирского стола, в обход старшего брата Константина. Все три "соборных" действия имели условные "плюсы" (ожидаемые последствия) и "минусы" (последствия неожиданные). Рассмотрим их внимательнее.

    Решения: "плюсы" "минусы"
    приглашение Андрея; Андрей отказался от борьбы за Киевский стол, действуя в интересах собственной земли. Князь стал править "самовластно", не желая считаться с мнением общин "старших" городов Ростова и Суздаля, и даже перенес столицу в "младший" город - Владимир.
    приглашение Ростиславичей и Юрьевичей; В правление Всеволода Юрьевича Владимирское княжество стало одним из самых значительных, а его города процветали. Приход к власти князя Всеволода ознаменовался многолетней усобицей. С утверждением князя во Владимире, Ростов окончательно потерял значение столицы княжества.
    утверждение Юрия Всеволодовича наследником во Владимире. Князь Юрий Всеволодович, после смерти отца "сел" на владимирский стол. Через пять лет, в очередной междоусобице, Константин отобрал у Юрия Владимир.

    Как видим "ожидаемые" последствия связаны с "укоренением" династии Юрьевичей в ростово-владимирских землях и формированием новой формы легитимации власти - через соборное решение представителей всех городских общин данной земли (и, возможно, корпоративное представительство). Последствия же "неожиданные" вызваны проявлением старой легитимности, в которой не было места представительству, а "самовластие" и междоусобицы были естественным следствием системы приглашения-завоевания-согласия. Новое направление развития системы легитимации власти просматривается здесь в следующем виде:

    • это отказ от претензий на общерусское значение данной ветви династии;
    • преодоление отмеченной выше отчужденности князей от интересов городских общин;
    • формирование системы представительства интересов корпораций и городских общин в форме "соборного" решения;
    • переход к наследственной форме перехода власти.

    В рамках данной эволюции княжеской легитимности одновременно действовали две тенденции: центробежная (второй виток укоренения потомков Всеволода Юрьевича в городах Северо-Восточной Руси и формирование уделов) и центростремительная (перенос на Владимир образа столичного "града" и осознание собственных экономических интересов, связанных с волжским торговым путем). Должна ли была Северо-Восточная Русь пройти длительный путь удельного (центробежного) развития, или центростремительные силы возобладали бы уже к концу XIII в. сейчас гадать невозможно. Сделать собственный добровольный выбор потомкам Мономаха помешало нашествие Батыя. Установившееся вслед за этим Ордынское иго коренным образом изменило ситуацию на Руси в целом и, в частности, в сфере легитимности.

    1 Вебер М. Политика как призвание и профессия. // Избранные произведения. М. 1990. С. 645.

    2 Аберкомби Н., Стивен Х., Брайан С. Т. Социологический словарь. Казань 1997. С. 152.

    3 Фетисов А. С. Политическая власть: проблемы легитимности. // Социально-политический журнал. 1995. N 3. С. 104.

    4 McCarthy Thomas. The Critical Theory of Yurgen Habermas. London. 1978. P. 256.

    5 Kollman N. S. Kinship and Politics. The Making political System, 1345 - 1447. Stanford. 1987. P. 89.

    6 Дело в том, что деление на типы не несет в себе национальных и исторических черт. Оно может, вероятно, выполнять функцию ориентира для более подробного и учитывающего национальную специфику анализа форм легитимации власти.

    7 "Киевская Русь в отличие от подавляющего большинства государств в средневековой Европе никогда не принимала в полной мере идею единодержавной монархии. Это отразилось, в частности, на проблеме престолонаследования, так и не решенной до самого Батыева нашествия. (...) Русь искала метод индивидуальной санкции каждого кандидата на великокняжеский престол, но убедительного решения так и не нашла". - БРАЙЧЕВСКИЙ М. Ю. Диархическая партийная система в древнерусском городе XII - начале XIII в. // Древние славяне и Киевская Русь. Киев. 1989. С. 136

    8 Тимощук Б. А. Восточнославянская община VI - X вв. н.э. М. 1990. С.85.

    9 Это мнение высказал Я. Н. Щапов: "Как выясняется, древнерусская община, как особая политическая организация общества принесла из доклассового общества в раннеклассовое свою внутреннюю структуру, свои судебные функции относительно сограждан, свое право защиты членов общины от произвола политической власти, стоящей над общиной. Возникшая в условиях существования общинных организаций, княжеская власть вынуждена была считаться с ними, лишь постепенно, по мере своего усиления, меняя все более роль общины, придавая ей новые функции ответственности перед властью за нарушение государственных интересов". - ЩАПОВ Я. Н. О функциях общины в Древней Руси. // Общество и государство феодальной России. М. 1975. С. 18.

    10 Артемова О. Ю. Первобытный эгалитаризм и ранние формы социальной дифференциации. // Ранние формы социальной стратификации. М. 1993. Стр. 48.

    11 Тимощук Б. А. Указ. соч. С. 84.

    12 Цит. по: НОВОСЕЛЬЦЕВ А. П., ПАШУТО В. Т., ЧЕРЕПНИН Л. В., ШУШАРИН В. П., ЩАПОВ Я. Н. Древнерусское государство и его международное значение. М. 1965. С. 388. По мнению А. П. Новосельцева данное описание земли славян можно датировать "не позднее 80-х гг." IX в. - С. 408.

    13 "... это социальный организм, состоящий из групп общинных поселений, иерархически подчиненных центральному, самому крупному из них, в котором проживает правитель (вождь). Последний, опираясь на зачаточные органы власти, организует экономическую, редистрибутивную, судебно-медитативную и религиозно-культовую деятельность общества". - КРАДИН Н. Н. Вождество: современное состояние и проблемы изучения. // Ранние формы политических организаций. М. 1995. С. 11.

    14 Там же. С.19. Следует отметить, что существует и другое мнение - об "универсальности" вождество (или - в терминологии автора - "вождийства"), вследствие чего государства возникающие на его основе могут быть выстроены как вертикально (бюрократически), так и горизонтально (дружинное государство). - МЕЛЬНИКОВА Е. А. К типологии предгосударственных и раннегосударственных образований в Северной и Северо-Восточной Европе. // Древнейшие государства Восточной Европы. М. 1995. С. 21- 22.

    15 Ловмянский Х. Русь и норманы. М. 1985. С. 122.

    16 Новосельцев А. П. и др. Древнерусское государство... С. 406.

    17 Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. М. 1995. С.375

    18 Повесть временных лет по Лаврентьевской летописи (далее - ПВЛ). Под ред. В. П. Адриановой-Перетц. Ч. 1. М-Л. 1950. С. 18.

    19 Там же.

    20 " ... И они (венгры) побеждают славян и всегда одерживают верх над славянами ти рассматривают их как источник рабов". - Текст о славянах из сочинения Гардизи " Зайн ал-ахбар" (далее - Гардизи). // НОВОСЕЛЬЦЕВ А. П. и др. Древнерусское государство... С. 389.

    21 ПЕТРУХИН В. Я. Начало этнокультурной истории Руси IX - XI вв. Смоленск, М. 1995. С. 90.

    22 Против такого предположения резко выступила Е. А. Рыдзевская: "Отпадает (...) вопрос об отражении в данном случае в летописи каких-нибудь варяжских преданий. Дошедшая до нас достаточно большая литература скандинавского Севера не содержит ни одного хотя бы отдаленного намека на что-нибудь подобное". - РЫДЗЕВСКАЯ Е. А. Древняя Русь и Скандинавия в IX - XIV вв. М. 1978. С. 167. На наш взгляд этот вывод слишком категоричен. Ниже мы приводим мнения отличные от того, что здесь было обозначено.

    23 Древнерусские города в древнескандинавской письменности. Тексты. Перевод. Комментарий. М. 1987. С. 146.

    24 Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги как источники по истории народов Прибалтики (VII - XII вв.) // Летописи и хроники. 1980. М. 1981. С. 41.

    25 Гардизи. С. 399.

    26 Древнерусские города в древнескандинавской письменности. С. С. 174.

    27 Гринев Н. Н. Легенда о призвании варяжских князей (об источниках и редакциях в Новгородской первой летописи). // История и культура древнерусского города. М. 1989. С 41.

    28 ПВЛ. С. 18-19.

    29 "... тогды же приде Ростиславъ из Смоленска и Кыяне в Кыеве рекуще ему: яко же брат твой чтил Вячеслава, такоже и ты чти. " - Суздальская летопись по Лаврентьевскому списку. // Полное собрание русских летописей (далее - ПСРЛ) Т. 1. Ст. 342.

    30 Ипатьевская летопись. // ПСРЛ. Т. 2. М. 1998. Ст. 474.

    31 Новосельцев А. П. и др. Древнерусское государство... С. 34.

    32 Лаврентьевская летопись. // ПСРЛ. Т. 1. М. 1997. Ст. 344.

    33 См. главу "Киевское восстание" в работе М. Н. Тихомирова "Крестянские и городские восстания на Руси XI - XIII вв."// ТИХОМИРОВ М. Н. Древняя Русь М. 1975. С. 99-113.

    34 ПВЛ. С. 116.

    35 ПВЛ. С. 109.

    36 ПСРЛ. Т. 1. Ст. 370.

    37 Летописные повести о походе князя Игоря. // Памятники литературы Древней Руси (далее - ПЛДР). XII в. М. 1978.С. 345.

    38 Толочко А. П. Князь в Древней Руси: власть, собственность, идеология. Киев. 1992. С. 78.

    39 Само это "кочевание" было возможно потому, что, что городским общинам было необходимо присутствие князя для предания легитимности их стремлению к самостоятельности, поскольку даже малолетний князь, утвердившийся "на столе", приносил с собой право на самостоятельность-независимость. Об этом очень точно написано в: КРИВОШЕЕВ Ю. В. Князь, бояре и городские общины Северо-Восточной Руси в XII - XIII вв. // Генезис и развитие феодализма в России. Л. 1988. С. 111 - 123.

    40 Подробно об этом см.: РОГОВ В. А. К вопросу о развитии княжеской власти на Руси. // Древняя Русь: проблемы права и правовой идеологии. С. 62-66.

    41 ПВЛ. С. 49.

    42 Там же. С.90.

    43 "... суть князи Муромскые и Рязанскыи близь в суседех. Боимся льсти ихъ. Еда поиду изънезапа ратью на нас князю не сущю у нас..." - ПСРЛ. Т. 1. Ст. 372.

    44 ЩАВЕЛЕВА Н. И. Польские латиноязычные средневековые источники. М. 1990. С. 50.

    45 "Термином "волость" обозначали территории, являвшиеся составными частями Древнерусского государства и управлявшиеся представителями династии Рюриковичей. (...) Территория получала право именоваться волостью со времени появления княжеского стола и сохраняло это право и в том случае если в дальнейшем (...) князь в ней не сидел." - ГОРСКИЙ А. А. "Земли" и "Волости" (К вопросу о территориально-политической структуре Древнерусского государства). // Образование Древнерусского государства. спорные проблемы. М. 1992. С. 16-17.

    46 ПВЛ. С. 20.

    47 И. Я. Фроянов характеризует вокняжение в Киеве Олега следующим образом: "Он пришел туда как завоеватель, убивший местных правителей и захвативший власть" - ФРОЯНОВ И. Я. Мятежный Новгород. СПб. 1992. С. 121. Хотелось бы еще раз подчеркнуть что "завоеватель" Олег "захватил" именно власть, не захватывая город вооруженной силой. Именно такой способ утверждения у власти мы и называем легитимным завоеванием.

    48 Там же.

    49 Там же. С. 56.

    50 Поэтому тезис А. А. Зимина: "... не только Святослав, но даже Владимир еще заботились по преимуществу о дружине" (ЗИМИН А. А. Феодальная государственность и русская правда. // Исторические записки. Т. 76. М. 1965. С. 246.) кажется нам излишне категоричным.

    51 ПВЛ. С. 20.

    52 "И бъ обладая Олег поляны, и древляны, и северяны, и радимичи..." - Там же.

    53 "Славяне, же их пактиоты, а именно: кривитеины, лендзанины и прочии Славинии..." - КОНСТАНТИН БАГРЯНОРОДНЫЙ. Об управлении империей. М. 1989. С. 45.

    54 Тимощук Б. А. Указ. соч. С. 122-123.

    55 "... на протяжении 972 - 984 гг. подавляющее большинство земель Руси, какое то время оказывало сопротивление Киеву и не признавало верховной власти великого князя, (...) отмеченное выше движение в семи землях Руси свидетельствовало об остроте политического кризиса, в котором оказалось Древнерусское государство после гибели Святослава. - ПЬЯНКОВ А. П. Происхождение общественного и государственного строя Древней Руси. Минск. 1980. С. 196.

    56 Целый ряд косвенных данных свидетельствует о том, что династический кризис в конце правления Владимира (...) и смута 1015 - 1019 гг. были вызваны не столько ненасытным властолюбием Святополка (...) сколько планами коренной ломки традиционного порядка престолонаследия. - НАЗАРЕНКО А. В. Идеал империи и некоторые черты политического строя раннесредневековых государств Европы. // Славяне и их соседи. М. 1995. С. 40. К этому тезис возникает вопрос: насколько вообще можно говорить о "традиционном порядке престолонаследия", если права на киевский стол Святослава были оспорены древлянским князем Малом, а Владимир сам был младшим сыном великого князя?

    57 ПВЛ. С. 99.

    58 Там же. С. 116.

    59 Там же. С. 150.

    60 Там же. С. 168.

    61 Так был пленен Даниилом Галицким звенигородский князь Роман Игоревич: "... и приведен он был в стан к Даниилу и ко всем князьям и воеводам угорским, тогда они послали к гражанам с речью: " Сдавайтесь: ваш князь захвачен". Они не верили, пока не получили вестей, и тогда сдались звенигородцы". - Галицко-волынская летопись. // ПЛДР. XIII в. М. 1981. С. 245.

    62 В 1215 г. Владимирский князь Юрий Всеволодович был разбит в битве при Липице соединенными войсками его старшего брата Константина и смоленских князей - Ростиславичей. Князь бежал во Владимир, призывая горожан защищаться: "... а люди и говорят: "Князь Юрий, с кем затворимся. Братия избита, иные взяты в плен, а остальные побежали без оружия. с чем станем биться..." - Повесть о битве на Липице. // ПЛДР. XIII в. С. 125.

    63 ПВЛ. С. 99.

    64 " Приде Всеслав и взя Новъгород, с женами и детьми; - пишет новгородский летописец - и колоколы съима у святыя Софие. О велика бяше беда в час тый! И паникадила съима". - ПСРЛ. Т. 3. СПб. 1841. С. 2.

    65 ПВЛ. С. 112.

    66 ПЛДР. XII в. С. 357.

    67 Лев Диакон. История. М. 1988. С. 56.

    68 ПСРЛ. Т. 1. Ст. 354.

    69 Бибиков М. В. Византийский историк Иоанн Киннам о Руси и народах Восточной Европы. М. 1997. С. 135. Автор приводит цитату Иоана Скилицы, как пример постоянного искажения русских имен в сочинениях византийских историков.

    70 Александров Д.Н. и др. Очерки по истории княжеской власти и соправительства на Руси в IX - XV вв. С. 28-31.

    71 ПВЛ. С. 23.

    72 Там же. С. 42.

    73 "Он же рече: "не буди мне възняти рукы на брата своего старейшаго (...). И се слышавше, вои разидошася от него". - Там же. С. 90.

    74 Там же. С. 142.

    75 Там же. С. 143.

    76 Рапов О. М. Княжеские владения на Руси в X - первой половине XIII в. М. 1977. С. 237.

    77 Рыбаков Б. А. Русские летописцы и автор "Слова о полку Игореве". М. 1972. С. 364.

    78 Древнерусские города... С 78 - 79

    79 Назаренко А. В. Немецкие латиноязычные источники IX - XI вв. М. 1993. С. 107 и 142.

    80 Константин Багрянородный. Указ. соч. С. 45 и 291, прим. 10.

    81 Новосельцев А. П. и др. Древнерусское государство... С. 288 и 396.

    82 ПВЛ. С. 35.

    83 Новосельцев А. П. и др. Древнерусское государство... С. 407.

    84 После изгнания из Галича малолетнего князя Даниила Романовича там короткое время "княжил" боярин Владислав Кормиличич.

    85 В пользу этого объяснения говорят надписи на княжеских печатях, где титул князя обозначается греческим "архонт", а великого князя - "благородный архонт" (Владимир Мономах и "великий архонт" (его сын Мстислав). - ЯНИН В. Л. Актовые печати Древней Руси. Т. 1. М. 1970. С. 16, 26, 35.

    86 Летописец Переславля Суздальского (Летописец русских царей) // ПСРЛ. Т. 41. М. 1995. С. 128.

    87 Молчанов А. А. Древнескандинавский антропонимический элемент в династической традиции рода Рюриковичей. // Образование Древнерусского государства. спорные проблемы. М. 1992. С. 46.

    88 Славянские хроники. Сост. А. И. Цепков. СПб. 1996. С. 85 - 130.

    89 "При крещении Бориса и Глеба (...) мы можем обнаружить лишь соблюдение принципа социальной значимости при выборе им имен: они получили соответственно имена Давид и Роман, первое - по македонскому князю Давиду, а второе - по царю Западной Болгарии Роману. - КЛЕЙНБЕРГ И. Э. Основные принципы выбора личных имен и адаптации иноязычных в России X - XIX вв. // Вспомогательные исторические дисциплины. Вып. IX Л. 1978. С. 62-72.

    90 Первый раз эта фраза звучит в ПВЛ из уст Бориса Владимировича: "Не буди мне възняти рукы на брата своего старейшаго: аще и отець ми умре, то сь ми буди в отца место". - ПВЛ. С. 90.

    91 Потерпевшие поражение в битве на Липице Юрий и Ярослав Всеволодовичи обращаются к победителям за милостью, используя один и тот же речевой оборот. Юрий: " ... поклонился князьям Мстиславу и Владимира (Ростиславичам - К.С.): "Братья, кланяюсь вам и бью челом: дайте мне жить и накормите хлебом". Ярослав: "... ударил челом брату Константину и сказал: "Господин, я в твоей воле, не выдавай меня ни тестю моему Мстиславу, ни Владимиру, а сам, брат, накорми меня хлебом". - ПЛДР. XIII в. С. 127.

    92 "Как кажется, эпитет "великий" в ту эпоху не имел еще принципиального характера и мог усваиваться князьями разных территорий, если эти князья были склонны к пышному титулованию". - ЯНИН В. Л. Актовые печати... С. 22.

    93 Толочко А. П. Указ. соч. С. 94.

    94 Щапов Я. И. Похвала князю Ростиславу Мстиславичу, как памятник литературы Смоленска XII в. // Исследования по истории русской литературы XI - XVII вв. Труды отдела древнерусской литературы (Далее - ТОДРЛ). Т. XXVIII . Л. 1974. С. 53.

    95 Рыбаков Б. А. Русские датированные надписи XI - XIV вв. М. 1964. С. 16.

    96 Толочко А. П. Указ. соч. С. 137-138.

    97 Здесь и выше: РЫБАКОВ Б. А. Русские датированные надписи... С. 15-16.

    98 "Темъ же вопию къ тобе, одержимъ нищетою: помилуи мя, сыне великого царя Владимера..." - ПЛДР. XII в. М. 1980. С. 390.

    99 Забелин И. Е. Следы литературного труда Андрея Боголюбского. // Археологические известия и заметки. М. 1895. С. 45-46.

    100 Восточнославянские языки. источники для их изучения. М. 1973. С. 133.

    101 Цит. по: Забелин И.Е. Указ. соч. С. 48.

    102 ТОДРЛ. Т. XXVIII. С. 75.

    103 Древнерусские княжеские уставы XI - XIV вв. М. 1976. С. 160.

    104 ТОЛОЧКО А. П. Указ. соч. С. 141-148.

    105 ПВЛ. С. 143.

    106 "Архиепископ того города с мощами святых и прочими религиозными ценностями почтил пришедших в соборе святой Софии..." - Хроника Титмара Мерзебургского. // Латиноязычные источники по истории Древней Руси. М. - Л. 1989. С. 68.

    107 Эта символика пира легко доказывается "от противного": Ольга мстит древлянам, а Ярослав Мудрый - новгородцам, на пиру - преступив общеизвестные правила.

    108 Хорошкевич А. Л. Поставление князей и символы государственности X - XIII вв. // Образование Древнерусского государства. Спорные проблемы. М. 1992. С. 71.

    109 Лихачев Д. С. Слово о полку Игореве. Историко-литературный очерк. М. 1982. С. 109.

    110 Там же. С. 114.

    111 ПЛДР. XII в. С. 413.

    112 Глазырина Г. В. Исландские викингские саги о Северной Руси. М. 1996. С. 87 - 88.

    113 Там же. С. 125 и 137.

    114 ПЛДР. XI - нач. XII вв. С. 396, 398, 400, 408.

    115 ПВЛ. С. 46.

    116 Горский А. А. Древнерусская дружина. М. 1989. С. 61-62.

    117 Письмо Бруно Кверфудского к королю Генриху II // Латиноязычные источники... С. 50.

    118 "Созва Володимеръ боляры своя и старци градьские и рече им..." - ПЛДР. XI - нач. XII в. С. 120.

    119 "Владимир Всеволодович по Святополце созва дружину свою под Берестовом, Ратибора, киевского тысяцкого, Прокопью, белгородского тысяцкого, Станислава переславского тысяцкого, Нажира, Мирослава, Иванка Чудиновича Ольшова мужа и уставили..." - Устав Владимира Всеволодовича. // Российское законодательство X - XX в. (Далее - РЗ) Т. 1. М. 1984. С. 67.

    120 Моление Даниила Заточника. // ПЛДР. XII в. С. 395.

    121 ПВЛ. С. 114.

    122 ПЛДР. XI - нач. XII в. С. 412.

    123 ПЛДР. XI - нач. XII в. С. 258.

    124 ПЛДР. XII в. С. 437.

    125 Восточнославянские языки. Источники для их изучения. С. 131-132.

    126 ПЛДР. XI - нач. XII вв. С. 60.

    127 "Си яз, Князь великий Василий, нарицаемый Володимир, Сын Святославль, Внук Игорев (и) блаженная Ольгы, усприял крещение святое..." - Устав князя Владимира Святославича о десятинах, судах и людях церковных. // РЗ. Т. 1. С. 139.

    128 ПВЛ. С. 86.

    129 РЗ. Т. 1. С. 224.

    130 Там же. С. 226.

    131 Там же. С. 168.

    132 Древнерусские княжеские уставы... С. 160.

    133 РЗ. Т. 1. С. 250-251.

    134 Щапов Я. Н. Формирование древнерусского государства и церковь. // Образование Древнерусского государства. спорные проблемы. С. 75.

    135 Новосельцев А. П., САХАРОВ А. Н., БУГАНОВ В. И., НАЗАРОВ В. Д. История России с древнейших времен до конца XVII в. М. 1996. С. 83.

    136 Замалеев А. Ф. Философская мысль в средневековой Руси. М. 1987. С. 113.; ИСАЕВ И. А., ЗОЛОТУХИНА Н. М. История политических и правовых учений России. XI - XX в. М. 1995. С. 14.

    137 Чичуров И. С. Политическая идеология средневековья. Византия и Русь. М. 1990. С. 135.

    138 Лаушкин А. Идея богоустановленности княжеской власти в летописании Северо-Восточной Руси II пол. XII - нач. XIII в. // Русское средневековье. 1997. N 1. С. 30.

    139 Чичуров И.С. Указ. соч. С. 136.

    140 Там же. С. 148.

    141 ПЛДР. XI - нач. XII в. С. 392 и 396.

    142 ПЛДР. XIII в. С. 463.

    143 Мильков В. В. Осмысление истории в Древней Руси. М. 1997. С. 35. О "сакрализации" власти в летописании см. также: ЛАУШКИН А. Указ. соч. С. 35-37.

    144 Древнерусские города... С.110.

    145 ПВЛ. 20.

    146 Автор осознает, что выделение в качестве примеров действия легитимности ряда случаев спорно, поскольку из можно трактовать и как совет князя с приближенными. Но такое выделение не противоречит логике бесспорных случаев применения веча и поэтому, как кажется, может иметь место, как гипотетическое построение.

    147 ПВЛ. С. 40.

    148 Там же. С.41.

    149 "И въстужиша людье в граде и реша: " Несть ли кого, иже бы моглъ на ону страну дойти и рещи имъ: аще не подступите заутра, предатися имамъ печенегомъ?" - Там же. С. 47.

    150 Там же. С. 48.

    151 Щавелева Н. И. Указ. соч. С. 105.

    152 Греков Б. Д. Киевская Русь и проблема генезиса русского феодализма. // Историк - марксист. 1937. N 5 - 6. С. 67.

    153 ПВЛ. С. 114.

    154 "В древних летописях сохранены многочисленные описания грабежей княжеских и боярских дворов. (...) Грабежи, как правило, совершались не стихийно, а по приговору веча - верховного органа государственной власти". - ФРОЯНОВ И. Я. Вступительное слово. // Дом Романовых в истории России. СПб. 1995. С. 10.

    155 "Послушайте мене, не передайтеся за 3 дни, и я вы что велю, створите. Они же ради обещашася послушати". - Там же. С. 87.



    Источник: http://history.machaon.ru/all/number_01/diskussi/1_print/index.html
    Категория: Верования, обряды, обычаи | Добавил: Яковлев (30.09.2008)
    Просмотров: 790
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]