Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Расселение и войны славян [58]
    Славянские языки и письмо [35]
    Творчество славянских народов [33]
    Славные славяне [8]
    Источники о славянах и русах [24]
    Образование славянских государств [50]
    Историческая реконструкция [20]
    Любор Нидерле [21]
    Верования, обряды, обычаи [38]
    Славянская прародина [21]
    Предшественники славян [29]
    Материалы по личности Рюрика [12]
    Древние русы, руги, росы и другие [9]
    Венеты, Венеды, Венды. [13]
    Ободриты [8]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 23.10.2017, 09:15

    Главная » Статьи » История славянской культуры » Верования, обряды, обычаи

    Государство и право Южных и Западных славян/Ливанцев К. Е.

    ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ЮЖНЫХ И ЗАПАДНЫХ СЛАВЯН.

    Ливанцев К. Е.

    Болгария.

    В VI в. развернулась колонизация Балкан. К VII в. на востоке и юго-востоке Балканского полуострова, входившего в состав Византии, образовалось несколько славянских племенных союзов, в том числе и "Союз семи племен", который сложился в Мизии (на северо-востоке современной Болгарии).

    Во второй половине VII в. в Мизию вторглась тюрско-болгарская орда хана Аспаруха.
    Вскоре произошло военное столкновение булгар (прото-болгар) с Византией, в результате которого византийский император Константин IV вынужден был заключить мир с Аспарухом, что означало фактическое признание возникшего славянско-булгарского государства.
    Процесс классообразования у самих славян, появление частной собственности и вторжение булгар привели таким образом к созданию так называемого первого Болгарского царства, история которого началась с 681 г., когда держава Аспаруха была признана Византией.
    В новом государстве главенствующее положение заняли завоеватели в лице булгарской родо-племенной знати. Однако следует иметь в виду, что по уровню хозяйственного и культурного развития земледельцы-славяне стояли выше скотоводов — булгар.; они превосходили их и в численном отношении. С течением времени степняки были ассимилированы славянским населением и все население страны получило единое название болгар.

    Таким образом, не приходится видеть в булгарской знати творцов государственности у южных славян. Процесс формирования классового общества, как известно, всегда длителен. В его основе лежат глубокие сдвиги в состоянии производительных сил и в производственных отношениях, а не политические моменты. Приход орды Аспаруха, бесспорно, ускорил процесс складывания раннефеодального государства. С подчинением славян булгарской верхушке заметно углубилась имущественная и социальная дифференциация общества.

    Показателем того, насколько далеко зашла в Болгарском царстве феодализация, служит признание в 865 г. христианства государственной религией: возникла необходимость заменить несоответствующие новым порядкам верования, которые достались в наследство от родового строя. Зенита своего политического могущества Первое Болгарское царство достигло при царе Симеоне (893 — 927). Его владения простирались от Черного моря до Адриатики, северная граница была отодвинута далеко за Дунай.

    К X в. значительная часть крестьянства оказалась в зависимости от "владык земных", "боляр", как их именуют источники. Частые войны, которые вела Болгария, отрывали свободных общинников от их хозяйства, тем самым ускоряя потерю ими земли и свободы. Классовый протест народных масс против усиливающейся эксплуатации ярко выразился в богомильстве. Это еретическое движение, отрицавшее все устои современного ему общества, объективно носило антифеодальный характер. Церковь и государство беспощадно преследовали еретиков, но были не в силах искоренить богомильство.

    Начиная с 30-х гг. X в. все ощутимее становились центробежные тенденции в экономически и политически окрепших землях обширного Болгарского царства. В самом господствующем классе все чаще возникали серьезные разногласия, приводившие к междоусобицам, ослаблявшим государство и влекущим его феодальный распад, феодальную раздробленность. Византия вскоре воспользовалась слабостью болгарского государства. В ходе полувековой борьбы, сломив упорное сопротивление, она к 1018 г. овладела последними болгарскими крепостями.

    Победа восстания 1185 — 1187 гг. вернула Болгарии независимость. Второе Болгарское царство воспользовалось тем, что в 1204 г. под ударами крестоносцев рухнул самый опасный его противник — Византийская империя. В следующем году болгары наголову разбили войско самих крестоносцев. Широко раздвинув свои пределы, Второе Болгарское царство, широко раздвинув свои границы при Иване Асене II (1218 — 1241 гг.) в первой половине XIII в. добилось гегемонии на Балканах. Царская власть опиралась главным образом на служилое сословие — на прониаров, а также на городскую верхушку.

    Феодальная аристократия, болярство сопротивлялись объединительной политике царя. Магнаты были сильны в центральном государственном аппарате (во многом построенном по византийскому образцу), в их руках находилась и местная администрация. Во второй половине XIII в. знать укрепила свои позиции в ущерб центральной власти. Это произошло в обстановке усилившейся внешней угрозы со стороны Византийской империи и разорительных татарских набегов из-за Дуная. В XIV в. Второе Болгарское царство раскололось на три самостоятельных государства. Феодальная раздробленность и княжеские неурядицы были основной причиной быстрого завоевания Второго Болгарского царства турками. Турецкие войска в 1393 г. после трехмесячной осады овладели столицей царства — Тырновым, а три года спустя вся страна оказалась под турецким игом.

    Первая значительная кодификация болгарского права получила название "Закона судного людем". Закон был составлен в конце IX в,; до наших дней он дошел только в многочисленных русских списках не старше XIII столетия.

    «Закон судный людем» — по источникам происхождения и по содержанию — памятник права весьма сложный. Приняв христианство по греческому обряду, Болгария оказалась под влиянием византийской культуры и права, что сказалось на многих статьях Закона. Особенно сильно повлияла византийская Эклога. Однако по расположению статей, по сравнительной значимости отдельных правовых институтов, по мерам наказания болгарский памятник существенно отличается от греческих образцов.

    Усиленный акцент поставлен феодальным государством на искоренение остатков язычества. «Закон судный людем» устанавливает своеобразную круговую поруку: церкви должны быть отданы вместе со своим имуществом не только лица, творившие языческие обряды, но и все жители того села, которое терпело в своей среде язычников. За совершение поганских обрядов продажа в рабство угрожала даже "господам", представителям правящего класса. Примерно каждая третья статья Закона посвящена утверждению новых, христианских норм нравственности. Запрещено многоженство — вторую жену, вместе с ее детьми, предписано изгнать из дома, нельзя было вступать в брак с близким родственников, что признавалось вполне допустимым в недавние, дохристианские времена.

    В области гражданско-правовых отношений35 Закон регламентировал такие виды договоров как купля-продажа, заем, хранение (поклажа), наем. Причем норма, регулирующая договор трудового найма, была весьма характерной для феодального общества: она разрешала лишать всего заработанного того, кто не "допахал до времени", как не выполнившего условия договора найма до конца.

    "Закон судный людем" содержит также нормы, посвященные опеке, поручительству, наследования. При наследовании по завещанию предусматривалась обязательная доля в пользу детей.
    Закон защищал собственность суровыми мерами. Много статей посвящено квалифицированным кражам — похищению оружия или коня во время похода и т.д.

    За кражу, совершенную рабом, отвечал его господин, который однако имел право освободиться от ответственности, передав вора в рабство потерпевшему. Человека, похитившего свободного и сделавшего его рабом, самого превращали в раба, передавая в собственность пострадавшему, т. е. предусмотрен талион, в целом чуждый славянским правовым обычаям. Болгарскому памятнику IX в. знакомо понятие рецидива. Тот, кто загонит к себе чужое стадо, подвергался избиению. Во второй раз ему грозило изгнание. Будучи пойман в третий раз, он подлежал продаже в рабство.
    Строжайшие кары предписаны за поджог. Умышленный поджог дома карался смертной казнью (сожжением либо расчленением мечом), тогда как при пожаре, вспыхнувшем по небрежности, лишь возмещался ущерб. Хищение церковного имущества наказывалось продажей в рабство.
    Среди других преступлений Закон говорит об убийстве, которое наказывалось штрафом36; о разбое, за который предусматривалась смертная казнь; об изнасиловании, за которое виновный подвергался мучительному наказанию.

    Закон предусматривал в некоторых случаях коллективную ответственность жителей села, когда на его территории совершено преступление, а виновный не обнаружен.

    Серия статей регламентировала порядок дачи свидетельских показаний. Родственникам запрещено свидетельствовать друг против друга. Но — что показательно для общественных отношений в раннефеодальной Болгарии — послухом (свидетелем) мог выступить раб или вольноотпущенник.
    Перечисленные и остальные статьи, в которых, в частности, речь шла о разделе военной добычи и т. п., охватывали довольно узкий круг вопросов уголовного, гражданского, процессуального права. Все, что лежало за пределами «Закона судного людем», оставалось сферой действия старого славянского обычая.

     

    Хорватия и Сербия.

    Раннефеодальные государственные образования, возникавшие в западной части Балканского полуострова, испытали сильное давление со стороны соседних государств. Так, Каринтия (Словения) подверглась значительной германизации и в конце Х в. вошла в состав Священной империи. Процесс объединения хорватских земель, протекавший в ожесточенной борьбе сначала с Франкской державой, затем — с Венецией и Венгрией, привел в начале Х в. к созданию королевства, которое в течение двух веков играло первостепенную роль в политической жизни региона. Но влиятельные круги феодальной знати сделали ставку на союз с венграми. В итоге унии 1102 г. образовалось Венгерско-Харватское королевство, где ведущие позиции принадлежали венгерским феодалам.

    Особое место в ряду южнославянских земель заняли богатые торгово-ремесленные центры далматинского побережья. Среди них первенствовал Дубровник. Признание Дубровником чужестранной власти (до 1205 г. — Византийской империи, потом Венеции и с 1358 г. — Венгерско-Хорватского королевства) не помешало складыванию здесь строя аристократической республики. Реальную власть сосредоточила в своих руках городская верхушка, управлявшая городом через посредство системы политических убеждений: Большого веча — законодательного органа; Сената, которому принадлежала исполнительная власть; и Малого веча, наблюдавшего за деятельностью князя, который стоял во главе администрации.

    У сербских племен формирование классовых отношений шло замедленно по сравнению с соседними землями. Немаловажную роль в этом сыграли природные условия. Гористый рельеф поддерживал разобщенность жуп (объединений нескольких сельских общин), способствовал консервации родовых пережитков, часть из которых в глухих горных районах уцелеет вплоть до XX в.
    На протяжении VIII и последующих веков возникали княжества в Дукле (будущей Черногории), Боснии и других землях. Медленный, но неуклонный хозяйственный и социальный подъем центральной сербской области — Рашки позволили ей преодолеть внутренние центробежные тенденции и занять место политического лидера. В 60-х гг. XII в., в княжение великого жупана Стефана Немани, Рашка сбросила зависимость от Константинополя. ост международного веса Сербского государства привел к тому, что великий жупан, сын Немани Савва, в 1217 г. получил от папы римского, королевский титул. В споре с православной церковью папа римский пытался перетянуть сербов на свою сторону. Став обширным государством, Сербия достигла максимального расцвета при Стефане Душане (1331 — 1355), который присвоил себе пышный титул "краля Сербия, Дукли, Хума, Зеты, Албании и Приморья, владетеля немалой части Болгарского царства и господина почти всей Византийской империи". (Последнее напоминало о том, что у Византии были отняты Южная Македония, Эпир, Фессалия.) В 1346 г. Стафан Душан венчался на царство. При нем был издан один из наиболее значительных памятников средневекового славянского права — Законник Стефана Душана.

    Основной текст Законника — первые 135 статей — был принят в 1349 г. на соборе в Скопле. Для политического строя Сербии характерно, что собор — съезд церковной и светской знати — продолжал функционировать и царь вынужден обращаться к нему при решении важных дел. Пять лет спустя собор внес дополнения, которые составили вторую часть Законника.
    Составители Законника стремились преодолеть разнобой в судопроизводстве и привести юридические нормы в определенную систему потребностей феодализма. Памятник многослоен. Наряду с обычным правом в нем были использованы предшествующие акты центральной власти. Значительное влияние на него оказало византийского законодательство, ощутимо воздействие городского права Восточной Адриатики. Как и «Закон судный людем», свод Стефана Душана не был всеобъемлющ. Его дополняли переведенные с греческого "Закон царя Юстиниана" и некоторые другие компиляции. С другой стороны, сохранилося старый обычай, по которому продолжала судиться сербская деревня.

    Законник и другие сербские источники той эпохи показывают, что феодальная собственность выступала в форме баштины и пронии. Аллодист-баштинник, будучи обязан государству небольшой поземельной податью и военной службой, волен распоряжаться землей. Земля была свободно отчуждаема. Кроме родовых светских имений, к баштине причисляли имения монастырей, собравших огромные земельные богатства.

    Так, сербский Хилендарский монастырь на Афоне щедротами Душана довел число своих сел в его державе до 360. Прония была для Сербии сравнительно новым явлением: раздача земель в условное держание за службу распространилось только во второй половине XIII в. Держатель пронии не мог подарить ее, пожертвовать церки, продать. Земля по наследству переходила лишь с условием, что новый прониар также будет служить сюзерену.

    Господствующий класс в Сербии состоял из двух сословий. Властеличи занимали менее привилегированное положение, чем властели, представители феодальной знати. Властели держали свои родовые земли на праве баштины. Им принадлежали все важнейшие посты в центральном и местном управлении. Правительство принимало меры, чтобы подчинить себе властелей, однако это не всегда удавалось. Вопреки намерениям Душана, феодальная знать в его царствование лишь усилилась.
    Судя по Законнику, основную массу сельского населения составляли зависимые крестьяне — меропхи. Объем их повинностей был установлен в общегосударственном масштабе: "меропхам закон по всей земле: в неделю пусть два дня работают на прониара и дают ему в год царский перпер" (серебряную монету"). Сверх того они еще два дня ежегодно работают в стадную пору и, возможно, платят натуральный оброк. Дополнение к Законнику 1354 г. установило, что "ни один господин не волен ничего требовать с меропхов сверх закона". Признанное Законником право крестьянина обжаловать незаконные действия помещика в суд носило формальный характер. Зато эффективно прокладывала себе дорогу идущая сверху от феодалов тенденция к закрепощению деревни. Заключительная, 201 статья Законника грозила меропху в случае побега: "господин пусть опалит ему голову и бороду, распорет ему нос".

    Законник выделяет среди прочих категорий крестьянства отроков (холопов), близких по своему статусу к рабам, хорошо известным сербскому феодальному праву (торговля ими сохранилась до XV в.). Отроков рассматривали как наследственное имущество. Закон ставил здесь одно ограничение: их передавали по наследству только по мужской линии. Отпустить их на свободу был вправе только господин, который судит их "по своей воле". Отрок подлежал государственной юрисдикции только по делам о тяжких преступлениях как убийство, разбой.
    Законник установил выдачу беглых крестьян господину и при этом ужесточил санкции. Если в своей основной части он обязывал за содействие побегу представить хозяину взамен бежавшего семерых человек, то дополнение приравняло укрывательство "чужого человека" к государственной измене.

    Одновременно ограничивались права свободных общинников. В статье 69 говорилось: "Пусть не будет себрова сбора (сходки); если же кто найдется их собравший, пусть отрежут ему уши и опалят лицо". Очевидно, государство старалось сломить сельскую общину как орган классового протеста крестьянства.

    Судебное устройство в Сербии, как и во всяком феодальном государстве, было сложным. Так имелись господские суды, суды церковные, был особый суд, осуществляемый чиновником, взыскивающим пошлины и т. д. Главное место принадлежало царским судам — придворному, областному, городскому. Областной суд большую часть времени проводил в разъездах, осуществляя общий надзор за всей юстицией в регионе.

    Как пережиток старины был суд поротников, т. е. суд присяжных. В зависимости от характера дела, поротники (в составе 24, 12 или 6 человек) большинством голосов выносили обвинительный вердикт. Им было запрещено мирить стороны.

    Весьма тщательной разработкой отличаются уголовно-правовые нормы Законника. Среди государственных преступлений на первом месте — измена. К числу особо опасных преступлений отнесены также преступления против религии, разбой, грабеж, подделка монеты, поджог. Наказания за такие преступления были очень суровыми, причем возмездию подвергались в ряде случаев невиновные родственник осужденного (так называемое объективное вменение). Так, изменник наказывался смертью и конфискацией имущества; грабителя вешали вниз головой; за воровство выкаливали глаза; за возвращение в язычество или переход в другую веру следовала смертная казнь, за разорение церкви в военное время виновный наказывался смертью.
    Сословный характер Законника проявлялся в том, что за одно и тоже преступление предусматривались различные наказания в зависимости от сословной принадлежности потерпевшего. Так, за убийство властеля серб кроме уплаты штрафа лишался обеих рук, в то время как властель за тоже самое преступление отделывался уплатой только штрафа.
    За поджог расплачивается все село, если оно не выдаст поджигателя. Селу, в котором будет найден разбойник, угрожает разграбление, причем на этот раз наказание в виде возмещения ущерба коснется и господина того села. Судебник содержал также небольшое количество норм, посвященных гражданскому и отчасти семейному праву.

    Говоря о процессуальном праве, следует отметить, что в церковных судах Сербии применялась инквизиционная форма судопроизводства, в то время как в царском суде рассмотрение дел велось на началах обвинительного процесса, как правило, устно и гласно с обязательным ведением прокола судебного заседания и письменной фиксацией судебного решения.

    По делам государственных и религиозных преступлений уголовное преследование осуществлялось от лица государства. Признание ответчиком своей вины означало завершение процесса. Если признания не было, суд оценивал доказательства. Обвинитель мог представить свидетелей и другие улики.

    Наряду со свидетельскими показаниями, широко применялись ордалии — "суд божий": испытание раскаленным железом или котелком36. Поединок как доказательство признан для одного случая: когда двое спорят во время военного похода. Они должны биться один на один, и никто под страхом отсечения руки не должен был вступаться.

    Исполнение постановлений суда было возложено на специальных должностных лиц — на приставов.
    После смерти Стефана Душана его держава стала распадаться на уделы.
    Аналогичное положение сложилось и в других частях Балканского полуострова. Турки-османы, которые с середины XIV в. утвердились в отнятой у византийцев Фракии, не замедлили воспользоваться этими обстоятельствами. В сражении на Косовом поле в 1389 г. сербы, после героического сопротивления, были разбиты турками. Вслед за тем наступила, как указывалось, очередь Болгарии. В 1396 г. пала последняя болгарская крепость. В XV в. турецкое владычество было упрочено в Болгарии и Сербии и распространено на соседние области. Так южные славяне подпали под многовековое османское иго, которое будет сброшено с помощью русского народа лишь в XIX в.

    Завоеватели внедрили в южнославянских землях свой вариант военно-ленной системы. Насильственно вводились турецкие административные и судебные порядки. Султанское законодательство должно было заменить прежние законы. На деле славянские нормы в значительной степени продолжали действовать. Не случайно сохранилось много — около двадцати — списков Законника Стефана Душана, сделанных в XV — XVIII в. Имущественные претензии, споры из-за пользования общинными угодьями и т. п. в сербской и болгарской деревне периода позднего феодализма чаще всего по-прежнему регулировались нормами обычного права.


    Полабско-балтийские славяне.

    Среди западнославянских племен трагично сложилась судьба полабско-балтийских славян, издавна обитавших по нижнему и среднему побережью р. Эльбы (ее славянское название — Лаба) и вдоль берега Балтийского моря между Эльбой и Вислой.

    Дошедшие до нас источники застают эти племена на стадии разложения первобытнообщинного строя и формирования классового общества. В конце I — начале II тысячелетия н. э. основой социальной структуры оставалась свободная община. Рабство и другие формы зависимости медленно проникали в эту среду. Рабов предпочитали продавать за рубеж, но иногда использовали в хозяйствах знати.

    На балтийском побережье рано возникли торговые города — Волин, Колобжег и др. Это, с одной стороны, форсировало складывание государственно-правовых институтов, с другой — обусловило специфику политического строя поморских княжеств, в которых купеческие круги пользовались большим весом. В городах вечевые собрания довольно скоро попали в зависимость от патрициата.

    Среди многочисленных полабских племен уже в VIII — начале IX вв. выдвинулись два племенных союза — ободритов и лютичей (велетов). Именно им, в особенности — лютичам, пришлось принять на себя основной натиск немецких феодалов. Еще Карл Великий перенес военный действия за Эльбу. После того, как в IX в. подчиненные им племена вернули себе свободу, новый этап "натиска на Восток" начался с воцарением в Германии саксонской династии. В 928 г. король Генрих Птицелов овладел главным городом племени гаволян Бренной. Затем был захвачен ряд других областей. Немецкие феодалы стремились утвердить свою власть жестокостью и вероломством. Однако, по словам немецкого хрониста Видукинда, те "решительно предпочитали войну миру, готовые нести всякие бедствия ради дорогой им свободы".

    Большое восстание охватило полабские земли в 983 г. На этот раз у Священной Римской империи достало сил только на то, чтобы оттеснить славянские отряды, опустошавшие Саксонию, обратно за Эльбу. Но очень скоро немецкие князья снова повели наступление.

    В этой обстановке процесс образования крупных, сравнительно сплоченных раннефеодальных государств оказался в полабско-балтийском районе чрезвычайно длительным и не был завершен. Своей заключительной стадии он достиг в ту пору, когда в обществе уже назревали социально-экономические предпосылки феодальной раздробленности, что делало возникавшие княжества крайне непрочными. Так, на основе бодричского племенного союза в XI в. сложилось обширное государственное образование; в него вошли или платили ему дань многие соседние земли. Однако в начале XII в. разноплеменное и не успевшее консолидироваться государство, в дела которого настойчиво вмешивались немецкие феодалы, распалось.

    К тому же княжеская власть в больших и малых политических объединениях у полабских славян X — XII вв. была слаба. Ее ограничивала племенная знать, включавшая в себя жреческую верхушку. Внешне это порой приобретало формы, о которых сообщает немецкий хронист Титмар: "Всеми эти племенами, которые вместе именуются лютичами, не управляет один властитель. Рассуждая на вече о своих нуждах, они единогласно постановляют о том, что надо сделать; а тех, кто противоречит принятому решению, бьют палками...".

    Слабость княжеской власти в X — XII вв. — явление вторичное. Она была обусловлена идущей с Запада военной опасностью. Чрезмерное, многовековое перенапряжение сил в тяжелой борьбе с немецкой феодальной агрессией в конце концов сказалось самым отрицательным образом. Оно, в частности, нарушило объединительные процессы и оживило племенной сепаратизм.
    Когда в 40-х гг. XII в. германские светские и духовные князья предприняли крестовый поход за Эльбу, славяне не устояли в неравной схватке. Вскоре захваченный город Бренна стал ядром созданного там Бранденбургского маркграфства. Сосед и соперник Альбрехта, саксонский герцог Генрих Лев завоевал западную окраину бодричских владений, но, теснимый другими немецкими феодалами, вынужден был в 1170 г. договориться с князем бодричей. Так в составе германской империи возникло славянское Мекленбургское герцогство; славянская знать, принявшая христианство, уравнивалась в правах с немецким дворянством. Сюзеренитет императора признало также Западное Поморье, паодвергавшееся частым нападениям датчан и немцев; оно превратилось в герцогство Померанию.

    В краях, захваченных империей, происходил процесс онемечивания населения. Немецкие феодалы широко прибегали к насилию. В ряде месть славян сгоняли с земель, отдавая их наделы немецким колонистам, запрещая владеть недвижимостью в городах и т.д. В итоге германизации славянский этнос исчез на большей части земель полабско-балтийского региона.



    Источник: http://arbitr.msk.ru/upload/knigi/article_2007_04_30_5804.html
    Категория: Верования, обряды, обычаи | Добавил: Яковлев (09.11.2008)
    Просмотров: 1541
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]