Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Расселение и войны славян [58]
    Славянские языки и письмо [35]
    Творчество славянских народов [33]
    Славные славяне [8]
    Источники о славянах и русах [24]
    Образование славянских государств [50]
    Историческая реконструкция [20]
    Любор Нидерле [21]
    Верования, обряды, обычаи [38]
    Славянская прародина [21]
    Предшественники славян [29]
    Материалы по личности Рюрика [12]
    Древние русы, руги, росы и другие [9]
    Венеты, Венеды, Венды. [13]
    Ободриты [8]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 20.08.2017, 07:14

    Главная » Статьи » История славянской культуры » Верования, обряды, обычаи

    Погребальный обряд славян в начале средневековья/В.В. Седов.
    Погребальный обряд славян в начале средневековья
    В.В. Седов.
    Обряд сожжения умерших, господствовавший среди славянского населения начала средневековой поры, своими корнями уходит в глубокую древность, вероятно, в индоевропейскую эпоху. Согласно О.Н. Трубачеву, индоевр. диалектное *su-mrt-, праслав. *sьтьrtь этимологизируется как 'своя, хорошая, непредосудительная смерть' и одновременно означала 'быть погребенным согласно обычаям своего рода', т.е., возможно, "подвергнуться посмертной кремации (сожжению)' при учете индоевропейского обозначения огня как 'средства против тления или гниения'.

    Археологические истоки славянского обряда трупосожжения пока не могут быть выявлены в весьма отдаленной древности. Вполне определенно история славянского ритуала кремации умерших может быть прослежена начиная с позднего этапа бронзового века на протяжении более полутора тысяч лет. Ретроспективным путем (от раннего средневековья в глубь веков) цепь археологических культур, связываемых со славянским этногенезом, внизу пока завершается лужицкой культурой (последнее столетие II и первая половина I тысячелетия н.э.).

    Лужицкие древности входят в состав культурной общности полей погребальных урн, получившей распространение в Средней Европе в конце бронзового и в самом начале железного века. Эта культурная общность отождествляется с древнеевропейской этноязыковой общностью, объединявшей во II тысячелетии до н.э. "хотя и слабо связанную, но еще единообразную и находящуюся в постоянных контактах группу" индоевропейских диалектов Западной Европы. Из древнеевропейской общности постепенно вышли и начали самостоятельный путь развития отдельные языки: германский, кельтский, италийский, иллирийский, балтский и славянский.

    Погребальными памятниками лужицкой культуры являются бескурганные могильники, нередко насчитывающие по нескольку сотен захоронений. Обряд погребений - трупосожжение. Кремация умерших совершалась на стороне, вне могильника. Собранные с погребального костра остатки трупосожжения (пережженные косточки с пеплом) помещались в глиняную урну, которую ставили в неглубокую могильную яму, или ссыпали непосредственно в подобную могильную яму. В них иногда помещали еще глиняные сосуды, вероятно, с жертвенной пищей. Бронзовые вещи в могилах встречаются редко, что, скорее всего, обусловлено обычаем, а не бедностью населе­ния лужицкой культуры металлическими изделиями.

    Начиная с 550 г. до н.э. в части ареала лужицкой культуры (Среднее и Верхнее Повисленье, бассейн Варты) постепенно расселяются носители поморской культуры. Наблюдается постепенное слияние культуры пришлого населения с культурой лужицких племен. Результатом этого процесса стало формирование в V-IV вв. до н.э. в районах лужицкой культуры, занятых поморскими племенами, единой культуры - культуры подклошовых погребений. Носителями последней, по-видимому, были ранние славяне. Территориально памятники этой культуры занимают центральные области современной Польши - Великопольшу, Мазовию, отчасти Силезию, Малопольшу и Подлясье, а в латенское время подклошовые погребения достигают районов Припятского Полесья и Волыни.

    Могильники культуры подклошовых погребений бескурганные. Обряд погребения - трупосожженне. Остатки кремации собирались с погребальных костров и помещались в глиняные сосуды-урны, а иногда ссыпались прямо на дно могильных ям. Часто захоронения в ямах прикрывали опрокинутым вверх дном крупным сосудом - клошом. Зафиксирован ритуал обсыпания остатками погребального костра как урновых, так и безурновых захоронений. В погребениях, помимо урн, иногда встречаются булавки, фибулы, кольца, сосуды-приставки и др.

    В конце II в. до н.э., на территории, занятой культурой подклошовых погребений, формируется пшеворская культура, просуществовавшая до начала V в. н.э. Имеются все основания утверждать, что новая культура в своей основе эволюционировала из культуры подклошовых погребений. Вместе с тем, пшеворская культура характеризуется и такими особенностями погребальной обрядности (обряд класть в могилу предметы вооружения - мечи, копья, дротики, умбоны, обычай прокалывать колющими и режущими предметами останки умерших, обычай сопровождать захоронения заупокойной пищей в виде птицы), которые не были свойственны населению культуры подклошовых погребений. Эти факты и некоторые иные материалы свидетельствуют, что пшеворская культура формировалась в условиях инфильтрации в ареал культуры подклошовых погребений иноэтничного населения. Все материалы говорят о том, что это были германские племена.

    В пшеворском ареале славяне и германцы жили не изолированно друг от друга. Совместное и длительное проживание двух этнических групп на одной территории вело к смешению их культур, к метисации населения, к формированию единой материальной культуры. Однако анализ пшеворских могильников и вещевых инвентарей все же дает возможность вычленить характерные признаки славянских и германских погребений.

    И те и другие погребения совершались по обряду трупосожжения. Захоронениям германского населения присущи отмеченные выше особенности - в них обычно присутствуют предметы вооружения, ножницы, ключи, замки, глиняные сосуды-приставки, птичьи кости, формируется обычай протыкания остатков кремации острыми предметами. Погребения, связываемые со славянским населением, обычно безынвентарные или же сопровождаются единичными изделиями, чаще всего железным ножом. Различаются славянские и германские трупосожжения и по керамическому материалу. Для захоронений безынвентарных или сопровождаемых единичными вещами свойственна глиняные горшки, формой и пропорциями сходные со славянской керамикой V-VII вв. пражско-корчакского типа. Наоборот, для погребений с оружием и другими отмеченными выше особенностями характерны округлобокие или биконические горшки и миски с ребристым профилем. Картография погребений разных типов позволив выделить в пшеворском ареале два региона - висленский, в котором преобладающими были погребения, связываемые со славянским этносом, и одерский, где в большинстве могильников встречены захоронения неславянского облика.

    Таким образом, погребальный обряд славян в позднелатенский римский периоды не претерпел каких-либо существенных изменений. Как и в более раннее время в Повисленье и в смежных с ним регионах безраздельно господствовал обряд сожжения умерших на стороне с последующим помещением кальцинированных костей с остатками погребального костра на дно могильной ямы. Преобладающими были безурновые и безынвентарные погребения. Пшеворские могильники бескурганные.

    В начале средневековья славяне бурно расселялись на обширных пространствах Средней и Восточной Европы. Ни в культурном, ни в диалектном отношении они в это время не были монолитными. Основные этнографические признаки славянских культур V-VII вв. - лепная керамика, домостроительство и погребальная обрядность - позволяют выделить на самом раннем этапе средневековой эпохи несколько крупных этнокультурных (диалектно-племенных) группировок славянства.

    Срединное положение занимает славянская группировка, характеризуемая глиняной посудой пражско-корчакского типа. Территория ее простирается от верхнего течения Эльбы на восток широкой полосой через Верхнее Повисленье, Волынь и Припятское Полесье до правобережной части Киевского Поднепровья. Историк VI в. Иордан сообщает, что "многолюдное племя венетов" ныне известно "под тремя именами: венетов, антов, склавенов". Географическое распространение пражско-корчакской керамики позволяет связывать племенную группировку славян, пользовавшуюся этой посудой, со склавенами Иордана и византийских историков. Важнейшие этнографические элементы, свойственные этой славянской группировке, позволяют утверждать, что она генетически восходит к населению висленского региона пшеворской культуры. В V-VI вв. повисленская группировка славян расселяется в разных направлениях, осваивая земли Верхнего Поднестровья и Припятского Полесья в восточном направлении, части бассейнов Одера и Эльбы в западном и дунайские земли в южном.

    На первых порах погребальный обряд рассматриваемой славянс­кой племенной группировки продолжал традиции, унаследованные от пшеворской культуры. Погребальные памятники - бескурганные могильники, насчитывающие от двух до нескольких десятков погребений. Безраздельно господствовал ритуал сожжения умерших. Специальное место для трупосожжения исследовано в Шумске на Житомирщине. Оно занимало край невысокого всхолмления на берегу р. Гнилопять. Здесь исследовано мощное кострище диаметром 7,8 м, окруженное канавкой шириной 1,2-2 м и глубиной 20- 30 см"

    Наиболее крупным из исследованных является могильник Дессау-Мозигкау в бассейне Эльбы. В нем открыто 43 погребения. Остатки трупосожжения помещались в небольшой ямке (диаметром 20- 40 см, глубиной 20-50 см). Они были заполнены черной землей с углем. Во многих случаях кальцинированные кости хоронились в глиняных сосудах-урнах, в одном захоронении остатки трупосожжения были накрыты опрокинутым вверх дном горшком. Одно из погребений было завалено камнями. Вещей в могилах нет.

    Аналогичные могильники известны во всех регионах распространения пражско-корчакской керамики. На территории ГДР это небольшие могильники Брамбах, Греппин, Гросс-Зобериц, Мершвиц и Эдериц, расположенные по берегам Эльбы, Заале и Шпрее. Остатки трупосожжения в них помещались в круглых ямах в урнах или прямо ссыпались на дно ямы. Одно из погребений в Мершвице было завалено камнями подобно дессау-мозигкаускому.

    На территории Польши подобные бескурганные могильники пока известны в небольшом количестве (Бахурз, Заминско, Мендзыборув, Непорент, Тухлин). Остатки трупосожжений помещены в круглых ямках в глиняных урнах или ссыпаны вместе с углем на дно. Захоронения безынвентарные.

    Несколько бескурганных могильников с пражско-корчакской керамикой исследовано и на территории Чехословакии (Потворице, Вичапы-Опатовце, Пжитлуки, Велатице, Ланжгот и др.) Могильники обычно небольшие, насчитывающие около 10-25 захоронений. Последние совершались по обряду трупосожжения на стороне. Собранные с погребальных костров остатки кремации помещались в неглубокие ямки, нередко в глиняных урнах. В погребениях найдены лишь отдельные предметы - ножи, пряжки, бусины, обломки костяных гребней.

    Такие же могильники, насчитывающие не более 20 захоронений, исследовались на Волыни и в Припятском Полесье (Шумск, Корчак, Тетеревка и др.) Остатки трупосожжений помещались в округлые ямы диаметром от 20 до 80 см и глубиной от 20 до 60 см. Ямы были заполнены черной углистой землей, а кости, собранные с погребного костра, были очищенными от остатков костра, а в некоторых случаях даже вымытыми.

    Начиная с VI-VII вв. на всей территории расселения описываемой славянской группировки на смену грунтовым захоронениям приходят курганные. Этот процесс протекал постепенно, явно эволюционно. Однако пока исследователи не могут сказать, какими причинами вызвано возникновение обычая сооружать для погребений земляные курганные насыпи. Сам обряд остается прежним. Умерших сжигали так же на погребальных кострах, а остатки кремации стали помещать в искусственно сооруженные округлые в плане курганы. В VI-VII вв., а в некоторых местах еще и в VIII-IX вв. курганные захоронения существовали вместе с грунтовыми, но постепенно новый обычай вытесняет бескурганный ритуал. Все курганные насыпи до IX в. были коллективными усыпальницами и содержат по несколько индивидуальных погребений.

    Курганные могильники обычно состоят из нескольких насыпе высотой 0,3-1 м и диаметрами от 5 до 12 м. Остатки трупосожжений помещались в ямках, вырытых в материке, на небольших ритуальных кострищах в основаниях курганов, а также в насыпях на самой различной высоте. Целый ряд захоронений принадлежит к урновым. Наиболее ранние из них относятся к сосудам пражско-корчакского типа, но, поскольку курганы использовались продолжи» тельное время, встречаются также и лепные сосуды VIII-IX вв.

    Наиболее полное представление о курганных погребениях VI VII вв. дают насыпи, раскопанные в Климентовичах на Волыни Тжебиславицах в Малополыие. На территории Чехословакии и Австрии курганные захоронения появляются несколько позже.

    В VIII-IX вв. сооружение курганных насыпей для погребения умерших было весьма характерной особенностью славянского населения вышедшего из описываемой раннесредневековой группировки. Пост пенное исчезновение курганного обряда захоронений является результатом воздействия христианской религии.

    В северо-западной окраинной части обширного раннесредневекового славянского мира, в землях, лежащих к югу от Балтийского моря между Эльбой и Вислой, включая и отдаленные от моря облает (Бранденбург и часть Великопольши) в рассматриваемое время бытовал иной погребальный обряд, свидетельствуя о культурной сам стоятельности славянских племен этого региона. Этот регион раннесредневекового славянства характеризуется своеобразной глиняной посудой - лепной керамикой суковско-дзедзицкого типа". Жилищами были наземные бревенчатые постройки с неправильными по форме углублениями внутри.

    Погребальные памятники до конца VIII в. в северо-западном регионе почти неизвестны, хотя эта территория принадлежит к числу относительно хорошо исследованных в ареологическом отношении. X. Золь-Адамикова выделяет этот регион в зону А, где существовали погребальные обычаи, которые не фиксируются археологическими методами.

    Имеются основания полагать, что в северо-западном регионе бытовал ритуал кремации умерших, а остатки трупосожжений, собранные с погребального костра (кальцинированные кости и, вероятно, скудный вещевой инвентарь), разбрасывались в определенных местах прямо на дневной поверхности. Следы такого погребального места со слоем остатков трупосожжений зафиксированы были в Ябеле (округ Нейбранденбург).

    Появление курганных и бескурганных захоронений в северо-западном регионе датируется концом VIII-X вв. и обусловлено глубокими культурными связями славянского населения с жителями других областей, примыкающих к Балтийскому морю. Самым ранним могильником в рассматриваемом регионе является Менвдшнский, который относится к крупному торговому поселению VIII-IX вв., носившему полиэтнический характер. В погребальном обряде отчетливо заметно скандинавское влияние, почему нужно полагать, что здесь имеются захоронения выходцев из Скандинавии. Такая же картина наблюдается в Швилубие и других местах. Таким образом, распространение курганных и грунтовых захоронений в северо-западном регионе является результатом внешнего импульса.

    Вопрос о происхождении ритуала разбрасывания остатков трупосожжения на дневной поверхности в северо-западной части раннесредневекового славянства пока не поддается разрешению. Можно лишь предполагать, что этот обряд восходит к так называемым послойным погребениям пшеворской культуры, относящимся к поздне-римскому времени и сосредоточенным в междуречье Одры и Варты. К. Годлевский, отмечая, что обычай разбрасывания остатков трупосожжения известен на территории, занятой в эпоху латена кельтской культурой, а также среди дакийских древностей в зоне их соприкосновения с кельтами, объясняет распространение этого ритуала в пшеворской культуре кельто-дакийским влиянием. Воздействие кельтской обрядности в данном случае весьма реально. Интересно, что и культовые постройки северо-западных славян раннего Средневековья ведут происхождение от храмового строительства кельтов Средней Европы.

    Третья группировка славян начала средневековья локализуется в бассейнах озер Ильменя и Псковского. Погребальные памятники V-VII вв. - длинные курганы являются наиболее яркими атрибутами культуры этой славянской группировки. Длинные курганы - невысокие валообразные насыпи длиной от 10-12 до 100 и более метров, расположенные обычно в могильниках вместе с круглыми (полусферическими) курганами. Каждый длинный курган содержит по несколько захоронений по обряду кремации. Трупосожжения совершались на стороне, в курганных насыпях помещались остатки сожжения умерших, собранные с погребальных костров. Захоронения как правило, безынвентарные или чрезвычайно редко сопровождаются единичными вещами, иногда поврежденными на погребальном костре. Каждая длинная насыпь использовалась для захоронений длительное время. Наиболее ранние из погребений помещались в небольшие ямки в основании курганов. Более распространенными были захоронения в ямках, сделанных в самих насыпях. Зафиксированы случаи помещения кальцинированных костей на поверхности курганов.

    Во всех деталях погребальной обрядности длинные курганы сопоставимы с курганами VI-VII вв. славянского населения Волыни, Прикарпатья и Повисленья, описанными выше. Различия - лишь в форме насыпей. Однако в могильниках с длинными курганами встречаются и синхронные с ними круглые в плане насыпи.

    Зарождение курганного обряда в древней Новгородской земле независимое явление. Представляется несомненным, что обычай сооружать валообразные насыпи появился уже тогда, когда славяне расселились в бассейнах оз. Псковского и Ильменя. Сооружение длинных курганов, по всей видимости, явилось продолжением обряда захоронений остатков трупосожжения в неглубоких ямках или прямо) на поверхности невысоких природных всхолмлений. На Псковщине в двух пунктах (у дер. Городище и Замошье) открыты захоронения в естественных валообразных насыпях. Раскопки последних лет показали, что длинным курганам в Новгородско-Псковском крае предшествовали искусственно насыпанные погребальные площадки. Какая-то часть последних послужила основой длинных курганов. Так,; при раскопках кургана 13 в Линдора (юго-восточная Эстония) выявлена предшествующая насыпи погребальная площадка прямоугольной формы длиной около 15 м, обнесенная ровиком шириной до 3,5 м и глубиной около 50 см. В средней части площадки исследовано 3 безынвентарных погребения по обряду трупосожжения на стороне.

    Подобные погребальные площадки с грунтовыми захоронениями выявлены и в других местах, в том числе и на восточной окраине ареала длинных курганов - на территории Вологодской обл.

    На юго-востоке раннесредневекового славянского ареала отчетливо выделяется еще один культурно-племенной регион. Славянские древности его характеризуются прежде всего лепной керамикойй пражско-пеньковских типов и полуземляночными жилищами. Основной территорией расселения характеризуемой славянской группировки в начале средневековья были земли Северного Причерноморья между нижним Дунаем и Северским Донцом. При этом в западной части этого региона, в междуречье Дуная и Прута имело место территориальное смешение славянского населения, представленного пражско-пеньковской керамикой, со славянами, расселившимися из ареала пражско-корчакской керамики, а также с местным романоязычным населением, характеризуемым древностями Ипотешти-Киндешти. Датируются славянские памятники пражско-пеньковского лика V-VII вв.

    Имеются все основания утверждать, что этнонимом юго-восточной группировки раннесредневекового славянства являются анты, хорошо известные по письменным источникам VI-VII вв. (Иордан, Прокопий Кесарийский, Менандр и др.). Как отдельная праславянская группировка анты сформировались в условиях славяно-иранского взаимодействия. Это - потомки той части славян, которая в первой половине I тысячелетия н.э. расселилась среди ираноязычного населения Северного Причерноморья, смешалась с ним и ассимилировала его. Антской территорией в первой половине I тысячелетия н.э. были плодородные земли между Днестром и Днепром (подольско-днепровский регион черняховской культуры), где их локализует Иордан ("от Данастра до Данапра").

    Одним из характерных этнографических элементов раннесредневековой культуры антов и их потомков являются пальчатые фибулы днепровских типов. Славянская принадлежность их была аргументирована Б.А. Рыбаковым. Позднее И. Вернер показал, что и в западноевропейских землях одиночные пальчатые фибулы с маскообразными основаниями или их дериваты были частью славянской женской одежды. Новые находки таких украшений в достоверно славянских жилищах и погребениях VI-VII вв. не оставляют сомнений в их этнической атрибуции. Картография пальчатых фибул днепровских типов определенно свидетельствует, что они были характерны не для всего раннесредневекового славянства, а только для антов.

    В VI-VII вв. анты из северопричерноморских земель широко расселились в юго-западном направлении, заселив области Нижнего и Среднего Подунавья, где в значительной степени территориально пе­ремешались со склавинами, освоили Балканский полуостров, достигнув Адриатики, а также проникли на Пелопоннес.

    Курганные захоронения ни в V-VII вв., ни позднее на антской территории неизвестны. Очевидно, обычай сооружать курганные насыпи был чужд антам и их потомкам. Все погребения совершались на бескурганных могильниках. Какая-то часть последних содержит захоронения по обряду кремации умерших. Последние по всем своим деталям сопоставимы с грунтовыми погребениями, характерными для славянских земель, в которых была распространена пражско-корчакская керамика. Такие могильники пока обнаружены и исследованы в очень немногих пунктах.

    Остатки трех грунтовых могильников были раскопаны в окрестностях с. Великая Андрусовка, недалеко от впадения р. Тясмин в Днепр. Два из них сохранились частично, третий - относительно хорошо. Площадь последнего - около 1,5 га. Раскопками исследовано 1000 кв. м и выявлено 29 погребений. Все они содержат захоронения по обряду трупосожжения на стороне. Собранные с погребального костра остатки кремации помещались в небольшие округлые в плане ямки глубиной 0,3-0,5 м. Большинство захоронений безурновые и безынвентарные, что типично, как уже отмечалось, для славянского погребального обряда. Лишь некоторые из них были совершены в урнах, поставленных в таких же ямках. В одном из погребений встречен железный нож, в другом - бронзовая рифленая В-образная пряжка, позволяющая датировать погребение VI-VII вв., в третьем - бронзовая выпуклая бляшка. Наиболее поздние погребения, судя по глиняным сосудам-урнам, относятся уже к VIII-IX вв.

    Единичные погребения такого же типа известны в междуречье Днестра и Прута. Несколько могильников исследовано и на территории Румынии. Очень крупный бескурганный могильник исследован в Сэрате-Монтеору. Здесь раскопано 1536 захоронений, все - по обряду трупосожжения. В деталях обрядности наблюдаются значительные различия. Наряду с простейшими ямными погребениями встречены могильные ямы, обмазанные глиной, некоторые ямы были заполнены углем, в некоторых погребениях отмечены глиняные урны с покрытием, иногда захоронения сопровождались костями коня или вола. Могильник в Сэрате-Монтеору существовал в VI-VII вв. и служил местом захоронения умерших, принадлежащих к разным племенам и этносам. Судя по керамическому материалу, здесь хоронили умерших и славяне, представленные пражско-корчакской керамикой, и анты, и романоязычное население, характеризуемое глиняной посудой типа Ипотешти-Киндешти. Славянские (в том числе и антские) погребения и здесь выделяются безынвентарностью или малоинвентарностью.

    Наряду с погребениями по обряду кремации умерших в антском регионе начала средневековой поры встречаются и трупоположения. Одно такое погребение исследовано в Данченском бескурганном могильнике в 15 км юго-западнее Кишинева. Могильник в основно принадлежит к черняховской культуре. Раннесредневековое эахоронение находилось в окружении Черняховских. Его прямоугольная мс гильная яма имела размеры 200 X 80 см и глубину 135 см (от нынешней поверхности). На дне ямы расчищен скелет женщины. Умерша была погребена на спине, в вытянутом положении, головой на северо-запад, руки уложены вдоль туловища. На плечевых костях найдены две бронзовые пальчатые фибулы, на правой руке - дротовый браслет со слегка расширяющимися концами, в области шеи - остатки ожерелья из мелкого стеклянного бисера и двух синих граненых бусинок. Справа от черепа был установлен лепной горшок. Кроме того, на площади могильника встречены украшения VI-VII вв. предположительно из разрушенных захоронений. Автор раскопов И.А. Рафалович предполагает, что могильник VI-VII вв. был биритуальным, поскольку вещи из разрушенных погребений носят следы пребывания в огне.

    Остатки биритуального могильника VI-VII вв. раскопаны и около с. Селиште в Молдавии. Среди погребений есть трупосожжения, помещенные в грунтовых ямках, в том числе два в урнах - глиняных сосудах пражско-пеньковского типа, и трупоположения, в одном из которых найдена пальчатая бронзовая фибула.

    К антским трупоположениям скорей всего относятся также погребения с пальчатыми и зооморфными фибулами. Таковы, в частности, захоронение по обряду ингумации, обнаруженное при с. Балаклея в Чигиринском р-не, трупоположение при с. Поставмуки на Полтавщине и погребение у с. Буда в Ахтырском р-не Сумской обл. Думается, что число погребений по обряду ингумации, относящихся к пражско-пеньковской культуре, более значительно. Однако выявить таковые в большинстве случаев не представляется возможным, поскольку для антов (и вообще для славян) были характерны безынвентарные захоронения.

    О том, что обряд трупоположения бытовал в антской среде относительно широко, косвенно свидетельствует следующее. Как уже отмечалось, потомки антов из северопричерноморских земель расселились далеко на юго-запад вплоть до Адриатики. И оказывается что на территории Югославии уже самые ранние славянские погребения совершались по обряду ингумации. Таковы грунтовые могильники Сербии (VII-VIII вв.), Словении (вторая половина VI-VII вв.), Истрии (VII-VIII вв.), Македонии (VII в.) Биритуальные могильники VII-VIII вв., в какой-то мере связанные со славянским населением, есть на территории Болгарии и Румынии. Славянами оставлена и какая-то часть захоронений по обряду трупоположения на славяно-аварских могильниках Среднего Подунавья.

    Славянские трупосожжения в балкано-дунайском регионе были быстро вытеснены обрядом трупоположения. Этот процесс был обусловлен в различных частях этого обширного ареала разными причинами - взаимодействием славян с иными этносами, распространением христианской религии и изменениями собственно славянских представлений о загробном мире.

    Из-за недостаточности археологических фактов в древней антской земле (между Днестром и Днепром) дальнейшая эволюция погребальной обрядности не может быть прослежена в деталях. В IX-X вв. здесь господствует обряд трупоположения. Распространение последнего в южных районах восточнославянской территории уже по хронологическим мотивам невозможно связывать с христианством. Да и в северной части восточного славянства распространение обряда ингумации осуществлялось ранее христианизации сельского населения. Ныне вполне определенно можно утверждать, что начальная история обряда трупоположения среди восточного славянства не связана с христианским мировоззрением. Допустимо предположение, что эта обрядность среди восточного славянства является непосредственным продолжением погребального ритуала антов V-VII вв. В свою очередь биритуализм антских племен восходит к черняховской обрядности римского времени.

    Как уже отмечалось, анты сформировались в условиях взаимодействия части славян с ираноязычным населением Северного Причерноморья. В подольско-днепровском регионе черняховской культуры, отождествляемом с актами III-IV вв., обряд трупосожжения является собственно славянским, а обряд трупоположения принадлежит к скифо-сарматскому наследию.

    Нужно полагать, что в процессе славяно-иранского внутрирегионального взаимодействия и славянизации скифо-сарматского населения в антской среде и распространился обряд трупоположения. Новая обрядность, по всей вероятнсти, распространялась в славянской среде параллельно с проникновением элементов иранских религиозных представлений. Со славяно-иранским симбиозом связано заимствование славянами от ираноязычного населения Северного Причерноморья языческих божеств Хорса и Симаргла. Украинский Вий, как утверждает В.И. Абаев, этимологически и семантически в

    Источник: http://www.voloshba.nm.ru/tradition/sedov.htm

    Категория: Верования, обряды, обычаи | Добавил: Яковлев (22.07.2009)
    Просмотров: 3008
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]