Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Расселение и войны славян [58]
    Славянские языки и письмо [35]
    Творчество славянских народов [33]
    Славные славяне [8]
    Источники о славянах и русах [24]
    Образование славянских государств [50]
    Историческая реконструкция [20]
    Любор Нидерле [21]
    Верования, обряды, обычаи [38]
    Славянская прародина [21]
    Предшественники славян [29]
    Материалы по личности Рюрика [12]
    Древние русы, руги, росы и другие [9]
    Венеты, Венеды, Венды. [13]
    Ободриты [8]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 23.10.2017, 09:19

    Главная » Статьи » История славянской культуры » Славянская прародина

    Откуда мы - славяне? / Юрий Смирнов
    Юрий Смирнов, профессор ТвГУ

    О прародине славян, то есть о родине протославян -- группы племен, выделившейся из остальных индоевропейцев, идут споры многие десятилетия. Можно даже сказать -- века, начиная с Нестора. В спорах участвуют историки, археологи, лингвисты, этнографы, геополитики и многие другие.
    Существует несколько теорий и предположений о славянской прародине.
    Мне представляется весьма аргументированной концепция недавно скончавшегося русского филолога-слависта Олега Николаевича Трубачева. Во многих работах и в последней монографии «Этногенез и культура древнейших славян», вышедшей в 2003 году, он твердо заявил: «Для меня искомая дунайская прародина, это не «вторая прародина» славян, а изначальная славянская родина».
    Относительно долгого пребывания праславян на Дунае есть точная летописная запись в «Повести временных лет»: «По мнозъхъ же времянъхъ съли суть словъни по Дунаеви гдъ есть нынъ Угорьска земля и Болгарьска».
    ПАННОНИЯ
    Точка зрения О.Н.Трубачева -- прародина славян находилась на среднем Дунае. Это -- Паннония.
    Придунайская низменность, на которой расположилась Паннония, окруженная с трех сторон горными массивами Карпат, Балкан и Альп, всегда была своеобразным перекрестком Центральной Европы. Начиная с захвата Паннонии римлянами в начале I тысячелетия н.э. здесь проходили готы, вандалы, гунны, поселялись сарматы и герулы. Приход угров не был завершением поры нашествий. Угры были воинственным народом и, желая утвердиться на избранной земле, тоже вели постоянные войны с соседями. Переход от кочевья к оседлости длился несколько столетий.
    По О.Н.Трубачеву, «венгры, осваивая свою страну, застали там густое славянское население и славянскую топонимию». Конечно, правильнее было бы сказать -- славянскую страну, какой и была Паннония несколько тысячелетий (начиная с праславян и праиндоевропейцев). И сейчас в Венгрии славянской и индоевропейской топонимии вполне достаточно, недостает лишь детального анализа но, похоже, ныне в нем никто не заинтересован. В то же время достаточно взглянуть на любую карту Венгрии, и славянские топонимы буквально бросаются в глаза. Например, хорошо запомнившееся из времен войны озеро Балатон. На его болотистых берегах два месяца в конце Второй мировой войны шли ожесточенные бои. В сводках повторялось: «Бои в районе озера Балатон». Пожалуй, тогда мало кто соотносил название этого большого озера с болотистыми берегами со славянским словом «болото». Небольшие речки с названиями типа Чиерна в тех сводках не упоминались, но они рассеяны по всей Венгрии. Новая этническая общность, завоевывая какую-то территорию и уничтожая живших на ней ранее, не сохраняет старые названия. Видимо, в Паннонии дело обстояло не так. Кочевники угры встретились с земледельцами славянами. Кровавой борьбы история не зафиксировала. И опять же в «Повести» есть на все ответы: «Ибо тут прежде сидели славяне, а затем славянскую землю взяли волохи. После же угры прогнали волохов и поселились со славянами, покорив их».
    В венгерской топонимии ее древний слой представляет причудливую смесь из индоевропейских основ с добавками угорских корней. Например, название левого притока Дуная Тисы (Тиссы) Трубачев считал индоевропейским, названия правых притоков -- Моравы, Дравы и Савы, по его мнению, не расшифровывались. Тем не менее обращает на себя внимание часть этих слов «вa». В названиях рек довольно часто вторая часть имеет смысл «вода, река». Например, если взглянуть на карту мест, где проживают прямые родственники угро-венгров (мест на Каме, откуда они и начали свой переход от кочевий к оседлости), то увидим буквально россыпь «вод-рек» -- Косьва, Лысьва, Сылва, Нытва, Кожва. Кожва, например, Омут-река. Другой вопрос, что и в самом центре России тоже есть подобные названия рек -- гидронимы. Например, в Тверской области -- Кава, Садва (Болотная река). Очевидно, что венгры и аборигены Паннонии не вступили во взаимоуничтожающие сражения, и значительная часть индоевропейской и праславянской топонимии там сохранилась. У рек Моравы, Дравы и Савы первая часть -- индоевропейская, а вторая -- угорская, означающая река. И центральная часть России тоже пережила множество этнических событий, а топонимия ее сложна, но в основном объяснима.
    Паннония в истории славянства, видимо, еще раскроет свою роль. Но один исключительный факт постараюсь обозначить. В венгерском языке сохранилось изначальное, даже скорее, индоевропейское имя славян. Тот же О.Н. Трубачев в статье «Лингвистическая периферия древнейшего славянства. Индоарийцы в Северном Причерноморье» сообщил, что «…в венгерском сохранилось старое обозначение славян, живущих в Венгрии, словом tot… первоначально «(простой) народ»…А в отсылке он привел еще два звучания этого слова -- туат, туд. Но каким еще словом могли изначально называться славяне на своей прародине? Во многих и ныне существующих индоевропейских языках сохранились варианты этого слова со значениями, близкими к значению «народ». А для тверичей особенно значимо то, что это слово проявилось в топонимах на маршрутах расселения славян из этой прародины -- в Псковской и Тверской областях. Приток Волги Тудовка 200 лет назад назывался Туд, при впадении в Волгу на нем стоял укрепленный городок Тудин, речки Тудеры есть и в Тверской, и в Псковской областях. И не значит ли это не объясненное пока совпадение, что постепенно расселявшиеся из прародины праславяне, следуя за уползающим на север ледником, принесли сюда свое древнее изначальное имя и оставили нам во многих географических названиях. А ведь это может быть доказательством того, что именно праславяне были здесь первопоселенцами, изначальными постледниковыми жителями.
    Многовековая миграция
    Восточнославянское заселение Восточной Европы традиционно (по учебникам) относят всего навсего к середине I тысячелетия н.э. Тогда естественно задать вопрос: а кем были волосовцы и фатьяновцы да и другие культуры более ранних тысячелетий? Ведь есть историки, и особенно археологи, считающие изначальными поселенцами в Восточной Европе дьяковцев, хотя существует масса доказательств, в том числе археологических, об их многовековой миграции с северо-востока, где и сейчас сохранились их этнические родственники. Но надо бы ответить на вопрос: откуда взялись в топонимии русского Севера географические названия, абсолютно точно повторяемые в Индии? Огромное количество таковых приведено в книге Н.Р.Гусевой «Славяне и арьи. Путь богов и слов». Они относятся к Карелии, Мурманской, Архангельской, Вологодской областям. Такие же названия легко найти в Тульской, Рязанской, Калужской областях (в других я их просто не искал). А в Тверской такие названия есть на западе -- Торопа, Жукопа, Обша, Межа, Урдом, Туд. А вот на востоке их нет, они стерты более поздними пришельцами, завоевывавшими эти земли (и этому есть археологические свидетельства). Конечно, было бы заманчиво обратиться к фундаментальному исследованию индийского ученого Б. Г. Тилака «Арктическая родина в Ведах». По его анализу древнейших индийских литературных памятников, Вед и «Авесты», прародина арьев существовала в арктическом регионе, а последнее оледенение вытеснило арийские расы с севера на земли Европы. Надо сказать, что исследование весьма доказательно, но столь глубоко мы не уходим, а Паннония, как прародина славян и, возможно, один из древнейших центров индоевропейцев, работе Тилака не противоречит. Движение индоевропейцев из края, позже наименованного римлянами Паннонией, на север, северо-запад и северо-восток.
    Нас больше интересуют северные маршруты. И здесь возникают венеды. Стало уже общим местом упоминание о венедах и об антах в качестве праславянских этнических общностей. Но следует иметь в виду, что Карпаты в свое время перешли не только праславяне. Совершенно резонно, что параллельно с ними двигались и иные индоевропейцы. Ведь даже и топонимию Мурманской области, иногда легко переводимую с санскрита, нельзя прямо отнести к праславянской.На Кольском полуострове сплошь и рядом Инды и Ганги -- Индера, Индель, Индичйок, Гангос. И в Тверской области тоже попадаются санскритские, но отнюдь не праславянские названия. Так вот венеды или венеты, по Трубачеву, могли и не быть славянами. Близкие, но не славяне -- промежуточный между славянами и германцами этнос.
    Cледы праславян и индоевропейцев
    Начальная летопись толкуется учеными по-разному. Например, Б.А. Рыбаков в фундаментальном исследовании «Язычество древних славян» указал, что сторонники дунайской прародины славян воспринимают ее текст без всякой осмотрительности. И далее: «Нестор сначала изложил исконное, по его мнению, размещение славянских племен в Центральной и Восточной Европе, а затем, имея в виду вторжение славян в VI веке на Дунай и Балканы, добавил: «По мнозех же времянех сели суть словени по Дунаеви, где есть ныне Угорьска земля и Българьска». Решительно против дунайской прародины свидетельствует тот факт, что Нестор не называет ни одного славянского племени на Дунае в указанных им пределах…» Пока не будем вспоминать «норьцев», живших на запад от Паннонии, кои, по Нестору, «…cуть словени», а прибегнем к помощи генетической памяти. Вот выдержка из второй книги П.И. Мельникова (Андрея Печерского) «В лесах». Речь идет о весенних обрядных хороводах: «Слышатся в тех песнях помины про Дунай-реку, про тихий Дон, про глубокие омуты днепровские, про широкое раздолье Волги-матушки…» А песни обрядные родились отнюдь не позже русских былин, где тоже упоминается как родимая река тот же Дунай. Генетическая память народа, которую вытравляли и продолжают вытравлять, уходит в далекие бесписьменные времена.
    Итак, постоянное движение индоевропейцев на север с Дуная (что было до -- не будем фантазировать), на северо-запад и главное -- на восток и северо-восток, а дальше -- по всей Русской равнине. А остались ли следы именно этого движения не в первом тысячелетии нашей эры, а много раньше? И здесь стоит обратиться к топонимике.
    Начало этого движения следует отнести к временам, которые не зафиксированы никакими документами. Но имеются документы, называемые географическими картами. Читать их трудно. Если речь идет о каких-то существующих ныне поселениях, то в большинстве случаев видно, к какому тысячелетию можно отнести их основание. Конечно, в древности названия не присваивались официально, не было по этим случаям каких-то торжеств, названия образовывались с течением времени, иногда весьма длительного. И до сих пор мы встречаем в писцовых средневековых книгах имена деревень типа «Над речкой Мошницей». Надежнее ориентироваться на гидронимы -- названия рек и озер. Иногда они составляют какую-то общность, говорящую о языке древнего народа. Лингвисты объединяют в некое единство, например, названия Дон, Днепр, Днестр, Дунай и им подобные. Везде звучит основа «дн, дон», значившая когда-то «вода, река», слово, до какой-то поры имевшее общий смысл. Череда таких названий известна и в Тверской области и в других, прилегающих к ней в основном с востока. Это -- Молога, Осуга, Пуйга, Ветлуга, Пинега, да, пожалуй, и сама Волга. В этих названиях звучит финские слова «йога, йока, йоки», что во многих финно-угорских языках и означало или означает как раз «река, вода» и говорит о древней общности, постепенно двигавшейся из-за Урала на запад и в некоторых местах добравшейся до Балтики в виде суми, еми, сосолы, очелы, ставших ныне финнами и эстами. В Тверских краях эта общность дошла до Волги и Осуги. Случилось это примерно за полторы-две тысячи лет до нашей эры. Похоже на то, что первые отряды индоевропейцев, продвинувшиеся далеко на восток, частично были истреблены, а частично ассимилированы, о чем и говорит массив финно-угорских названий, оставшихся с тех времен. «Апа, опа, упа» -- повторяющиеся во многих индоевропейских языках слова -- «вода», «река». Тверская область -- Жукопа -- Рыбная река, Обша -- просто река. Река, впадающая в Двину, -- Торопа. Начинается она близ озера Бросно, в отрогах Валдайской гряды, у Торопца делает крутой подковообразный виток, протекая через озера Яссы, Кудинское, Куденец, Соломенное, Заликовское и, пройдя еще около 40 километров, впадает в Западную Двину. Торопиться здесь ей совершенно некуда и торопливой называть ее смысла не было. А название она получила не от города, который кривичами был назван Кривит, Кривитеск, и в городском быту это название никого не удивляло вплоть до XIX века. Но после пояснений ясно, что существо названия реки -- Чистая река. И она до сих пор оправдывает его, собирая свои воды в чистых лесных массивах.
    На западе Тверской области протекают реки Западная Двина, Велеса и Руна. Двина, по существу, сливается из двух рек, и потому в книге «Пешком по Тверской области» я попытался объяснить ее название как Двоина, то есть Двойная. Но время идет, я начал задумываться над ролью Валдая в становлении восточного славянства, и особенно о его самых крупных и активных этнокультурных общностях -- кривичей и ильменских словен. Тверской Валдай окружен с запада цепочкой древних укрепленных пунктов. Это -- Холм на юго-западе Новгородской области, Торопец, Белый, Зубцов (Зубец). Валдай на востоке рассекает более поздняя цепочка -- Селук, Горышин, Осечен, Роден, Ржева. Следы индоевропейцев и праславян на западе Тверской области находили и в других местах. В Оленинском районе есть местность, известная тем, что тверичами здесь был наголову разбит отряд фактического виновника гибели в Орде Михаила Тверского --московского князя Юрия Даниловича. Москвич сумел бежать в Псков, но от судьбы не уйдешь: через три года старший сын Михаила Дмитрий в Орде убил его на глазах у хана Узбека. Местность, где разгромили москвичей, называлась Урдом. На высоком холме до недавнего времени там было село Урдом. В переводе с санскрита это слово значит высота. В области есть село Туд, названное по протекающей через него реке. На северо-западе области текут речки Большой и Малый Тудеры. Во многих индоевропейских языках слово «туд» значит народ, люди, властелин, а в Паннонии пришедшие туда в конце I тысячелетия н.э. угры именно так называли живших там славян.

    ОСОБОЕ МЕСТО КРИВИЧЕЙ
    Движение праславян и изначальных индоевропейцев (и те и другие представляли собой близкие или даже те же самые общности) можно сопоставить с распространением самой крупной из славянских этнокультурных общностей -- кривичей.
    Священным центром кривичей был город Ромов в Пруссии. Там и обитал верховный жрец, власть которого распространялась на все литовское племя, а в него в древности входили не только литовцы, а также и пруссы и ятвяги. Но и не только на литовское -- и на тех кривичей, потомками которых стали белорусы и часть русских. Отметим, что в Северной Руси кривичскими считались Полоцкое, Смоленское, Псковское, Изборское княжества. Основная часть жителей Владимиро-Суздальской Руси тоже считалась кривичами. К кривичским относилось и более позднее Тверское княжество.
    Не следует считать, что движение праславян на восток и северо-восток было каким-то единовременным событием. Осваивались пахотные земли и угодья, пригодные для скотоводства. По В.О. Ключевскому, «...поселенец на севере посреди лесов и болот с трудом отыскивал сухое место, на котором можно было бы поставить избу». Выжигался лес, поднималась целина, начиналась жизнь. Рождались и вырастали дети, угодий не хватало, отыскивался и осваивался пригодный участок за несколько десятков верст. Первым кривичским объединением на этом долгом пути было княжество, ставшее позже Полоцким. Кривичи вышли на Двину, она еще не была Западной, расселились по Полоте. Эту группу кривичей позже стали называть полочанами. Их как-то постоянно выделяет «Повесть временных лет». Нестор не очень их жаловал: «…кривичи и протчии погани, не ведуще Закона Божия…» И князь их Всеслав -- чародей и разбойник. Но по делам его не так уж он был плох. И опять же о кривичах: у них, оказывается, даже «язык свой». Это, конечно, преувеличение, но у первого отряда славян-кривичей язык вполне мог несколько отличаться от прочих и особенно -- полян.
    Из работ смолянина Н.Н. Редкова известно, что литовское племя, называемое смоленской литвой, жило в средние века рядом с бельчанами. Возможно, что именно от него в средние века к соседям проникли остатки язычества, например почитание ужей как духов, оберегающих сельское подворье. Было и особое прозвание сельских жителей Бельского уезда и соседних, имеющих отношение к этой литве,-- «сяки». Редков даже привел фразу из XIX века: «Сячок, ходи сюда!»
    Кроме того, он сообщил о некоторых словах в обиходе бельчан, считая их литовскими. Вот они: мяреча, нетра -- трясина; твань -- заросшее озеро, ставшее болотом. Правда, в литовском языке я не нашел близких к этим словам. А вот в русском были подобные слова: сяговатый -- прыткий; мерек -- нечистый дух; нетря -- роща, глухой лес. А твань у Даля действительно болото, мочажина. Правда, он привел и другое звучание -- тваль.
    Поэтому следует предположить, что упомянутое племя было не литовцами, а теми, кого историк Рыбаков назвал славянолитовцами. Но таковые жили и в других соседних краях. И не литовцев нужно видеть в них, а именно первые отряды индоевропейцев и праславян, идущих в не занятые никем постледниковые края.
    И тудовляне, издавна известные этнографам, в прошлые века населяли почти весь Ржевский уезд. Вероятно, их границы распространялись и за его пределы. Не белорусы они и не поляки, хотя родственны и тем и другим. Жили они здесь с незапамятных времен, сохраняли язык и обычаи. Место проживания этому способствовало: даже сейчас неправильный четырехугольник между Волгой и Западной Двиной и параллельными железными дорогами на севере и юге производит впечатление весьма удаленного края. Большие дороги древности здесь не проходили.
    По нынешней геоморфологии с оговорками можно представлять пути, по которым могли расселяться праславяне и изначальные кривичи в местах, относимых к северо-западу нынешней России. Да и история называет их промежуточные и конечные пункты. Если, обойдя область ятвягов и далее из Полоцка двигаться на северо-восток, то на пути окажутся многоводные реки -- Двина, Межа, Кунья, Ловать, Пола. Реки были наиболее надежными путями в крае дремучих лесов и топких болот. Для не очень значительных перемещений можно было воспользоваться и речками поменьше. Пути по Двине и Усвяче, а дальше -- по нынешней Великой, которая первыми отрядами, вероятно, была названа просто Упой, то есть рекой, проходили к будущим кривичским центрам Плескову-Пскову и Изборску. А избравшие направление на будущий славянский языческий центр Перынь и дальше -- на будущие Новгород и Ладогу использовали тоже Двину, затем реки, текущие в озеро Ильмень, и их притоки Ловать, Кунью, Полу, Полометь, Полисть и многие другие, помогавшие пробраться через гигантские пространства трясин и болот. На этих топких плоских просторах хорошо видно, почему давние пращуры назвали реки, текущие здесь, практически одним названием -- Пола, Полисть, Полометь. Название явно древнерусское.
    Археологические данные и сопоставляемые с ними генетические сведения говорят о нескольких мощных общностях кривичей -- полоцкой, смоленской, псковской. Но наиболее обширной считается общность, связанная с тверскими кривичами, распространившаяся в районе Бежецк -- Вышний Волочок -- Андреаполь -- Белый -- Ржев -- Углич.
    В. О. Ключевский называл реки большими дорогами древности и писал, что при переселениях река указывала путь переселенцам. И потому, говоря о движении пращуров по нынешним тверским землям к Волге и будущему Ржеву, Верхневолжским озерам и Подвинью, будем обращать внимание на малые и большие реки. Маршруты, проходившие с северо-востока нынешней Белоруссии, из земли древних полоцких кривичских племен, если не говорить о направлении на Днепр, к будущему Гнездову, выбирались предками через нынешние юго-западные тверские районы -- Западнодвинский, Жарковский, Бельский и некоторые соседние.
    Опять же обратим внимание на топонимику. По этим местам войны проходили многократно. И не только Отечественная, стершая с земли многие населенные пункты и погубившая жителей. Но и в средние века войны Литвы и Москвы не стихали более двухсот лет. Перемирия нарушались то одной, то другой стороной. Селения сжигали, жителей уводили в плен или убивали. И древние названия исчезали вместе с жившими в этом крае. Сейчас предположительно можно назвать лишь несколько названий населенных пунктов, сохранивших древнее звучание. В Западнодвинском районе это Ковали, Погари, Глазомичи, Кремница, Селиба, Наволока, Качевицы. В Бельском -- Черепы, Дунаево, Боярщина, Жилинщина, Сопоть, Никольщина, Шайтровщина. В Жарковском -- Амшара, Таборище, Бобыльщина, Лучане, Ореховщина, Абрамовщина, Котовщина, Королевщина, Леоновщина, две Железницы. Явно белорусско-кривичские окончания в Жарковском и Бельском районах показывают, что потоки переселенцев здесь проходили неоднократно. Вероятно, в первом приближении -- на Межу, а потом и дальше -- к Волге и Верхневолжским озерам. И даже малые реки сохранили воспоминания об этих временах. У них явно древние названия -- Обша с притоком Льба. В названии Обши звучит древнее индоевропейское «об, ап, уп», значит, когда-то назвали ее рекой. А Льба -- двойник западнославянской Лабы -- Белой, правда, ныне она -- Эльба. Через Жарковский протекает полноводная Межа, вырывшая себе глубокое русло с крутыми берегами. Когда-то она текла вдоль края отступавшего ледника. Все талые воды утекали через Межу в Балтику. А название у нее родилось не в средние века, когда она некоторое время была границей между Москвой и Литвой. Названию этому несколько тысяч лет, и значило оно тогда -- Лесная. И сейчас оно звучит вполне уместно.
    Новые поколения
    Восточные славяне стали самым крупным и мощным славянским народом. Их не сломило монголо-татарское иго. Хотя оно калечило национальный характер и искажало саму душу народа, он нашел в себе силы собраться, переждать, подготовиться. На Куликовскую битву вышли поколения, не раздавленные жестоким ударом, нанесенным в XIII веке, и они победили. Русь собралась и начала объединять вокруг себя все соседние народы. В начале XVII века на страну обрушился удар объединенной Европы во главе со славянскими братьями -- поляками. Русь переборола и этот удар. А в XX веке с Россией, по всем ожиданиям, должно быть покончено. Революция и гражданская война, тучи интернационалистов губили лучшие силы русского народа. Выдержали. Меньше чем через 20 лет -- еще одно нападение. Генный фонд народа к этому моменту не был восстановлен. Но народ напряг последние генетические возможности и победил. А цена оказалась чрезмерной. Еще одно испытание -- так называемые демократические реформы. Страна проваливается в демографическую яму.
    Для России ныне один выход -- растить и воспитывать новые поколения, собираться с силами. И народ, поднатужась, с этим должен справиться.
    ссылка - http://www.etver.ru/lenta/index.php?newsid=17172


    Источник: http://www.etver.ru/lenta/index.php?newsid=17172
    Категория: Славянская прародина | Добавил: Яковлев (19.03.2008)
    Просмотров: 1223
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]