Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Расселение и войны славян [58]
    Славянские языки и письмо [35]
    Творчество славянских народов [33]
    Славные славяне [8]
    Источники о славянах и русах [24]
    Образование славянских государств [50]
    Историческая реконструкция [20]
    Любор Нидерле [21]
    Верования, обряды, обычаи [38]
    Славянская прародина [21]
    Предшественники славян [29]
    Материалы по личности Рюрика [12]
    Древние русы, руги, росы и другие [9]
    Венеты, Венеды, Венды. [13]
    Ободриты [8]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 15.12.2017, 22:56

    Главная » Статьи » История славянской культуры » Предшественники славян

    Городища раннего железного века/ Падин В.А.

    Городища раннего железного века

    Падин В.А.

    В Подесенье в VI-V вв. до н.э. начинается железный век и на крутых деснинских мысах возникают городища. В трубчевской округе их 14, и каждое нами осматривалось десятки и более раз, закладывались шурфы, фотографировались, а на трех производились довольно большие раскопочные работы.

    Некоторые из городищ (Сагутьевское, Плюсковское, Радчинское, Любожичское 2 - Катова гора, Арельское, Парня на Навле и Лапотный городок на Нерусе у деревни Денисовки), принадлежат не раннему железному веку, а домонгольскому времени и, вероятно, служили хранилищем дани, охраняли ополье, входили в Курский укрепленный рубеж, защищавший юго-восточную часть Руси от половецких набегов. Эти выразительные памятники отличаются мощными своеобразными земляными укреплениями (высокие валы, глубокие и широкие рвы, подправленные края площадки).

    Юхновские городища возникли в среднем Подесенье около 2500 лет назад. Впервые памятники этой археологической культуры ввел в научный оборот Д.Я. Самоквасов, раскопавший когда-то два городища близ деревни Юхново Новгород-Северского уезда. Около IV-III вв. до н.э. юхновокие городища появляются на Сейме и Ипути. Памятники этой культуры обычно занимают высокие мысы, образованные долиной и древней балкой. Из-за начавшихся военных столкновений (из-за скота) население укреп­ляло свои поселки мощными валами, плетневыми заборами и глубокими рвами.

    В послевоенные годы экспедиции Института Археологии АН СССР проводили комплексные разведки на Средней Десне, в которых участвовал и автор. Тогда же появились публикации М.В. Воеводского (1), Л.В. Артишевской (2), В.П. Левенка и автора (3). С 1950 по 1986 гг. автором проводилась по Открытым листам Института Археологии АН СССР широкомасштабные разведки и раскопки на большом участке Десны и ее притоках.

    Южное Долбатовское городище находится в километре от с. Долбатово Погарского района на отроге к пойме реки Бойни. Около 200 м севернее - второе городище, названное Северным Долбатовским, раскопками которого руководи­ла научный сотрудник Института Археологии АН СССР Л.В. Артишевская. Рабочей силой у нее и автора были студенты исторического факультета МГУ. На южном Долбатовском городище было вскрыто 160 кв.м. Культурный слой толщиной 80 см состоял из темной земли с редкими золотистыми прослойками.

    Керамика буровато-серого цвета, шероховатая с примесью песка, но чаще с дресвой (комочки измельченных твердых пород), орнаментированная по шейке и плечи­кам несколькими рядами или зигзагами ямок. Найдены пряслица (грузики для веретена) преимущественно биконические или катушковидные - свидетельство тканья, железное шило, нож, резак для обработки кож, костяные иглы, необходимые при изготовлении одежды. Украшения представлены двумя бронзовыми булавами с кольце­выми головками, одной с овальной головкой и одной с головкой из двух колец с отогнутостью. Любопытен обломок бронзовой гри­вны (шейный обруч), состоявший из двух прутьев, сходившихся в одну пластину с отверстием для застежки, украшенную рифлением и шишечками. Подобные гривны известны на Смоленщине (4) и Оке (5).

    Вероятно, культовым являлось сооружение, состоявшее из овального котло­образного углубления, окруженного, судя по ямкам, двумя рядами бревнышек.

    На городище найдены остатки глинобитных печей, а грузил для сетей оказалось мало, что указывает на небольшое здесь значение рыболовства, характерного для юхновцев. А вот земледелие здесь играло значительную роль, о чем говорят обожженная солома, рукоять мотыги, зернотерка и миниатюрный глиняный "хлебец", имевший очевидно, ритуальное назначение. Определенный В.И. Цалкиным (Институт археологии АН СССР) костный материал указывает на скотоводство и охоту. Дикие животные представлены костями медведя, кабана, лисицы и бобра, а домашние - костями лошади, свиньи и крупного рогатого скота. Следова­тельно, долбатовцы занимались в основном подсечным земледелием и разведением скота. Встречены конские черепа, положенные, вероятно, с ритуальной целью.

    Материалы раскопок позволяют датировать нижний горизонт культурного слоя Южного Долбатовского городища V-IV вв., верхний - последними веками I тыс. до н. э.

    Если на Южном Долбатовском городище имелись ров и вал, защищавшие его с напольной стороны, то вскинувшееся над Десной городище Лбище укреплений не имело. Памятник занимал 40-метровой высоты мыс, образованный долиной реки и балкой, проходящей у д. Монастырище Трубчевского района. Высота мыса, его крутые, обрывистые склоны создавали неприступность поселения. Замеченные у надречного края площадки следы ветвей могут указывать на какие-то плетневые оборонительные сооружения. Недаром в народе памятник назван Лбищем. А вот местная легенда о том, что на мысу находился когда-то монастырь, оказалась обычной фантастикой.

    Здесь мы вскрыли 200 кв.м., что при двухметровой толщине культурного слоя оказалось значитель­ной площадью. Слой состоял из темной земли с множеством углистых и золистых прослоек различных цветов. На отдельных участках обнаружены огромные кучи золы, достигающие дневной поверхности, вероятно, связанные с очисткой очагов. Местами эти кучи так прокалены, что напоминают зольники, широко известные в научной литературе. Как и на других городищах этой культуры, мы исследовали остатки наземных жилищ: очаги с золой, куски глиняной обмазки с отпечатками ветвей, бревнышек, плах и столбовые ямы, Одна из наземных построек занимала большую площадь (исследовали лишь 28 кв.м.), ее кровля опиралась на столбы, расположенные груп­пами по 3-4. Может быть, эта постройка служила ритуальным целям? В верхнем горизонте культурного сдоя встречена печь глинобитная (каркас из ветвей, набитый глиной), а в нижнем - округлой формы очаги, состоявшие из осколков мергеля.

    Лбище отличалось обилием находок, их разнообразием. В верхнем горизонте культурного слоя посуда принадлежала позднезарубенецкой типа Почепской, датирующейся I-II вв.н.э. Здесь же - фрагменты больших, хорошо сделанных сосудов с насечкой, пальцевыми защипами, нанесенными по обрезу венчика, а ниже появляется посуда, украшенная ямками, расположенными поясками или треугольниками. В глине - шамот (толченые черепки), комочки болотной руды или дресвы. Горшки - обычные для юхновцев: с узким дном, широким горлом, слабо отогнутым или прямым венчиком. Но в нижнем горизонте вст­речены горшки и с сужающимся горлом. Посуда Лбища в большинстве сделана из рыхлой, грубой глины, имеет шероховатую поверхность стенок, слабо обожжена. Найдена глиняная "лепешка", украшенная пальцевыми вмятинами. Слои памятника изобиловали пряслицами - предметами ткачества. Они биконические, отверстия 3-4 мм. Найдено множество рыболовных грузил для сетей с отверстием для веревки, орнаментированных ямками, нанесенными пальцем или палочкой. Встречено много глиняных блоков без отверстий различных форм и шариков, назначение которых не установлено. Костяные орудия представлены спицей с заполированным от соприкосновения с нитями концом, остриями для плетения сетей, иглами, шильями, стругами для обработки кож, двумя гарпунами, рукоятями ножа и кинжала, наконечниками стрел, амулетом-привеской из зуба медведя, манком, трубочками-игольниками, незакончен­ным клиновидным топором, несколькими мотыгами из рога лося.

    Городище Лбище, юхновская культура.
    Поделки из кости: амулет из кабаньего клыка,
    наконечники стрел, мотыга для обработки земли

    Интересна поделка с отверстием в центре и с концами в виде стилизованной головки и копытца лошади, связанная с конским убо­ром. Такие "лошадки" известны в венгерских древностях, на Дунае, Кавказе и в Польше. Обработка кости на Лбище отличается совер­шенством, что особенно заметно на среднем этапе его истории. Одна из мотыг сделанная из рога лося восхищает качеством испол­нения. В нижних слоях найдены три деревянных шлифованных метательных острия-наконечника, использовавшихся на охоте, и возможно, в обороне во время чьих-то нападений, которые тогда были не ред­кими, о чем говорят мощные укрепления юхновских городищ. Лбище выделяется множеством железных поделок: булавки с кольцевидной головкой, массивный рубчатый железный покрытый бронзой браслет, аналогичный браслету из Тушемли, режущее острие, изогнутый нож (6). Оказалось много и бронзовых находок, некоторые из них имеют местное происхождение, на что указывают пятна окиси меди и даже литейные формочки, найденные в раскопе. Найдены бронзовые втульчатый наконечник стрелы скифского типа, булавка с насаженным колпачком, два звена проволоки для подвеши­вания котла, перекрученной для упругости, два обломка браслетов, один из которых украшен "шишечками" и принадлежит как описанный выше к латенским украшениям.

    Известна находка захоронения кельтского купца, сделанная когда-то близ Новгород-Северского, что лишний раз указывает на какие-то (торговые) отношения тогдашнего населения Подесенья с народами Центральной Европы.

    Насельники Лбища в самую раннюю пору его существования занимались земледелием, о чем говорит находка в нижних слоях, великолепно сделанной из рога лося мотыги о отточенным лезвием, теречников, зернотерок, обожженных зерен проса и глиняной поделки, имитирующей хлебец.

    Обилие костей домашних животных (крупный и мелкий рогатый скот, лошадь, свинья), большое количество стругов, резак для обработки кож и преобладание костей крупных домашних животных свидетельству­ют о довольно развитом стаде. Лошадь тогда разводилась на мясо, возможно, использовалась в верховой езде. Хорошим подспорьем являлась охота на мясного зверя (лось, медведь, кабан, косуля) и пушного (бобр, выдра, лисица, волк). Характерные для юхновских городищ скопления рыбьих костей и чешуи на Лбище не встречены, несмотря на обилие грузил для сетей. Возможно, это объясняется тем, что рыба могла идти на нужды сбыта в сушеном и вяленом виде. Сбыт стимулировал продуктивное скотоводство, добычу пушнины и в какой-то мере рыболовство.

    Нижний горизонт культурного слоя Лбища четко датируется бронзовым втульчатым трехгранным наконечником стрелы IV-III вв. до н.э., а верхний - обломками лигнитовых браслетов, производившихся кельтами (территория современной Чехии) с конца III в. до н.э, и широко распространивших­ся во II-I вв. до н.э., когда они могли оказаться на Десне.

    Так как браслет найден в среднем горизонте, а подобные укра­шения могли оказаться на Десне лишь в конце тысячелетия, то верх­ний горизонт Лбища приходится на начало I тыс.н.э., когда юхновцы сменяются пришлыми племенами позднезарубинецкой археологической культуры. Это подтверждается находкой в этом горизонте железной булавки с кольцевой головкой, характерной для конца I тыс.до н.э. - I в.н.э. и ребристой посудой почепского типа. Такая же посуда происходит из Арельского поселения начала I тыс.н.э., исследованного нами (8).

    Юхновская керамика с городищ
    Южное Долбатовское, Лбище
    и Кудеяров бугор

    Городище Кудеяров Бугор расположено на Нерусе в 12 км от Трубчевска. Первобытные люди подсыпали кран песчаной дюны, насыпали три вала: один на самой площадке, два с внешней стороны. Может быть, валы окружали всю площадку, не были размыты Нерусой, в древности протекавшей у городища? Теперь здесь - заболоченность и старица. Вскрыли мы 800 кв. м, свобод­ных от небольшой пасеки и леса. Раскопками выявлена канава глубиной (в материке) 1-1,2 м, шириной 1,8-2,5 м с пологим спуском со стороны площадки, а внешняя стенка была обложена обожженными для крепости дубовыми бревнами толщиной около 40 см. Концы канавы примыкали к валам, надежно защищая посе­ление со стороны реки. С севера, очевидно, надежную защиту обеспе­чивало болото. И канава проходила здесь.

    Древнейшая керамика Кудеярова бугра состоит из горшков серовато- или желтовато-бурого цвета с примесью песка, шамота иди дресвы. На внутренней поверхности сосудов - следы вертикального пальцевого заглаживания, снаружи - шкуркой или травой. Украшение состоит из круглых или овальных ямок нанесенных группами на шейку, плечики или поясками, сделанными деревянным штампом, возможно косо постав­ленной палочкой. Для горшков характерно узкое (10-11 см) дно и широкое (до 30 см) горло, прямая или слегка вогнутая шейка, округлый или прямой срез венчика. Много черепков от сосудов с вогнутым внутрь венчиком. Некоторые из них имеют округлые бока. Орнаментация чем-то напоминает орнамент посуду местных памятников эпохи бронзы. В этой связи любопытны уже упомянутые в первой главе раскопанные нами три кургана с керамикой имеющей меандровый орнамент, характерный для поздней срубной культуры.

    Керамику второй группы составляют сосуды с шириной горла 25-27 см с несколько отогнутыми наружу венчиком и с 3-10 мм толщиной стенок, сделанные из плотной глины, хорошего обжига. Но встречены горшки, сделанные более грубо с рыхлым тестом, плохим обжигом, бугристымм стенками. Орнаментирована посуда довольно разнообразно: пояски из ямок, ромбы, пирамидки, пояски из пальцевых вдавлений, удлиненные наколы щепкокольцевые вдавления трубочкой. В первых штыках посуды этой группы значительно больше, чем первой. Это так называемая типичная юхновская керамика.

    Глиняные изделия юхновской культуры:
    блоки, грузики, грузила, пряслица, льячка
    (городища Южное Долбатовское,
    Лбище, Кудеяров бугор)

    Третья группа состоит из сосудов со слабо отогнутыми шейками, сделанных из рыхлой глины, серовато-бурого цвета, имеющих слабоотогнутые шейки. Здесь же встречена посуда и более хорошей выработки. Такая керамика относится к позднему периоду история городища, как памят­ника юхновской археологической культуры, закончившейся в начале I тыс.н.э.

    В дальнейшем на городище поселились славяне, о чем говорят найден­ные в верхнем штыке обломки горшков коричневого и серого лощения, близко напоминающих посуду из Усохского (крахмальный завод) мо­гильника (9).

    В юхновских слоях городища найдены зернотерка и много камен­ных пестов. То, что это песты, а не пращевые камни, как полагают некоторые исследователи (10), доказывают сколы, сделанные для удобства их использования и сработанность. Найденные на горо­дище глиняные грузила отличаются от деснинских тем, что имеют форму яйцевидную и усеченного конуса и продольным углублением (для подвязки) или сквозным отверстием в центре, входной диаметр которого в 5 раз превышает выходной. Найдены глиняные лепешковидные блоки с одним лишь намеченным углублением. Встречена полая глиняная поделка, имитирующая колокольчик с ушком и отверстием в нем для подвешивания скоту при лесном выпасе. Во всех слоях найдены характерные для юхновских городищ глиняные хорошо обож­женные "рогатые кирпичи", служившие, вероятно, подставками для вертела при жарении мяса.

    Пряслица - биконические (высота 3 см, диаметр канала 7 - 10 мм) и катушковидные. Из-за плохой сохранности (песок) найдена лишь одна кость, принадлежащая, вероятно, лосю и псалий (деталь узды) из кабаньего клыка, имевший три отверстия. На городище найдены много кусков болотной руды со следами огня, что связано с выплав­кой железа, железные стержень и два изогнутых ножа для обработки шкур.

    В 36 м от восточного края площадки исследована хорошо сохранившаяся полуземлянка прямоугольной формы размером 4,2х2,5 м, стенки жилища, видимо, были обложены деревом. Оно врезалось в канаву (сделано после ее прокладки) поэтому в его заполнении было много угольной пыли.

    На Кудеяровом Бугре имелись и наземные жилища, о чем говорят очажные ямы, заполненные измельченным углем и пережженными костями, куски глиняной обмазки со следами плашек и ветвей. В одной из таких ям, заполненной золой и углем с обломками керамики найдена бронзовая булавка с конической головкой (круг­лое сечение, дл. 147 мм). Булавка и обломок псалия датируют Кудеяров Бугор VI в. до н.э.: известно распространение таких булавок в скифских памятниках VI-VII в. до н.э. (11). Роговые псалии с тремя отверстиями также относятся к архаичной поре скифской культуры и широко известны на Левобережье и Правобережье Днепра (например, Галущено на Киевщине) (12). Для этого горизонта характерна архаичная керамика, состоящая из широкогорлых горшков с прямой или вогнутой шейкой, напоминающая, как говорилось выше, посуду из местных памятников бронзового века. Как видим, Кудеяров бугор является одним из древнейших юхновских городищ среднего Подесенья.

    Материалы Юхновской культуры:
    1. Железный кельтский браслет (Лбище)
    2. Обломок угольного браслета (IV-III вв. до н.э.) (Лбище)
    3. Бронзовая булавка (городище Южное Долбатово)
    4. Обломок гривны. IV-III вв. до н.э.
    5. Скифская булавка из городища Кудеяров бугор VII-VI вв. до н.э.

    Любопытно, что на двух одновременных городищах юхновокой культуры может бытовать посуда с разными признаками. Если керамика нижнего слоя Кудеярова бугра орнаментирована, то в нижних слоях других юхновских городищ преобладает керамика неорнаментированная, что можно объяснить местными особенностями.

    По поводу происхождения юхновской культуры в научной литературе существуют самые различные мнения. Так, В.И. Ильинская на основании якобы имеющейся близости орнаментации форм, связывает ее с бондарихинской, характерной для более южных районов. Но приводимые Ильинской параллели могут касаться лишь позд­ней, а не ранней юхновской керамики (13). Е.И. Горюнова связь юхновской культуры с культурой городищ дьякова типа усматривает в находке на городище Торфель (Бежица) грузика этой культуры (14), в то время, как подобные грузики распространены на памятниках других культур, а у юхновцев их единицы. Х.А. Моора считает юхновцев выходцами из Прибалтики, не подкрепляя это убедительными материалами (15). В.П. Левенок пытается связать юхновокую культуру с чернолесской (16), что мы считаем неубедительным, так как на юхновских городищах ни одного чернолесского "тюльпановидного горшка" с налепным валиком, найдено не было. Ранняя юхновская керамика резко отличается от чернолесской, а судить об этнических связях по "роговым мотыгам", роли скотоводства и составу стада, как это делает он, рискованно.

    Интересны открытые на Десне Ф.М. Заверняевым памятники поздней бронзы (17), но юхновская посуда отличается от керамики этих по­селений, и, прежде всего своей формой. Интересны и материалы Кузиной горы (18), но керамика нижнего слоя этого памятника, вероятно, является каким-то вариантом (проколы в венчиках, горошины) скифской культуры. Что же касается верхних слоев Кузиной горы, содержащих юхновскую посуду, то они отложились в IV-III вв. до н. э., когда юхновцы пришли с Десны на Сейм.

    Истоки этой археологической культуры следует искать в памятниках поздней бронзы Среднего Подесенья(19). Мы мало знаем о ней, не знаем погребального обряда, так как не найдены могильники. Вероятно, курганов юхновцы не возводили, а грунтовые захоронения открываются размывами или строительными земляными работами. А что стало с населением юхновских городищ? Ушло? Куда? Ассимилировалось славянами? Прослежено лишь то, что в какой-то период своей истории носители этой деснинской культуры стали осваивать и другие реки, а в начале I тыс. н.э. сменились племенами позднезарубинецкой археологической культуры, которая в Подесенье вошла в научный оборот как почепская (20). Пришельцы знаменовали последний этап культуры, открытой на Киевщине (д. Зарубинцы), считающейся праславянской.

    Примечания

    1. Воеводский М.В. Городища Верхней Десны. КСИИМК, вып.14, М., 1949,с.72.

    2. Артишевская Л.В. Разведки в верховьях Десны // КСИИМК, вып.68, М., 1957, С.84-89.

    3. Левенок В.П. Юхновская культура // СА, 1963 - №1, С.80.

    4. Третьяков П.Н., Шмидт Е.А. Древние городища Смоленщины. М.-Л., 1963, С.89-90.

    5. Государственный Исторический музей, зал 7, витрина 1419

    6. Трубчевский краеведческий музей, зал археологии.

    7. Либеров Н.О. Хронология памятников Поднепровья скифского времени // Вопросы скифо-сарматской археологии, М.,1954.

    8. Величко А.А., Падин В.А., Федорова Р.В. О комплексном изучении Арельского поселения на Десне // СА, 1960 - № 2, С.241-246.

    9. Падин В.А. Раннеславянские поселения и могильник в районе Трубчевска // СА, 1960 - № 3, С. 317-319.

    10. Либеров П.Д. Памятники в бассейне Северного Донца // МИА, вып.113, М.-Л., 1962.

    11. Либеров П.Д. Хронология памятников Поднепровья…

    12. Сквешников И.К. Поселение раннескифского времени у С. Сухостав Тернопольской обл. // Археологiя, вып.11, Киев,1957.

    13. Ильинская В.А. О происхождении культур раннежелезного века на левобережье среднего Днепра // КСИИМК, вып.70, М., 1957, С.23.

    14. Горюнова Е.А. Городище Торфель // КСИИМК, вып.1, М., 1950, С.149.

    15. Моора Х.А. О древней территории расселения балтийских племен // СА, 1959 - № 2, С.25.

    16. Левенок В.П. Ук. Соч. С.60.

    17. Заверняев Ф.М. Поселения эпохи бронзы на Десне // КСИА, вып.10, 1960, С.68-69.

    18. Алихова А.Е. Городища Курского Посеймья // МИА, вып.113.

    19. Падин В.А. Курганы эпохи бронзы около Трубчевска // СА 1963 - № 3, С.243.

    20. Заверняев Ф.М. Почепское селище первых веков н.э. // СА 1960 - № 4.



    Источник: http://www.archaeology.ru./ONLINE/Padin/padin_glava_02.html
    Категория: Предшественники славян | Добавил: Яковлев (07.02.2009)
    Просмотров: 1049
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]