Информационный сайт ru-mo
ru-mo
Меню сайта

  • Категории каталога
    Расселение и войны славян [58]
    Славянские языки и письмо [35]
    Творчество славянских народов [33]
    Славные славяне [8]
    Источники о славянах и русах [24]
    Образование славянских государств [50]
    Историческая реконструкция [20]
    Любор Нидерле [21]
    Верования, обряды, обычаи [38]
    Славянская прародина [21]
    Предшественники славян [29]
    Материалы по личности Рюрика [12]
    Древние русы, руги, росы и другие [9]
    Венеты, Венеды, Венды. [13]
    Ободриты [8]

    Форма входа

    Поиск

    Друзья сайта


    Приветствую Вас, Гость · RSS 23.08.2017, 11:07

    Главная » Статьи » История славянской культуры » Предшественники славян

    Происхождение славян - две разные проблемы
    Происхождение славян - две разные проблемы
    Гавритухин Игорь Олегович, к.и.н., научный сотрудник отдела славяно-русской археологии ИА РАН. Известный археолог, специалист по эпохе Великого переселения народов, автор многих научных работ по раннеславянской, германской и римской (то есть римского времени) археологии.

    В роли «Русского Обозревателя» выступала Екатерина Лурье.

    Известный ученый и архолог представляет новый сенсационный взгляд на время и место происхождение славян. Русский обозреватель представляет интервью с научным сотрудником отдела славяно-русской археологии ИА РАН о том, кто были наши далекие предки.

    РО: Какие наиболее ранние достоверные известия о славянах?

    Гавритухин: Во-первых, тут нужно разобраться, что мы будем подразумевать под славянами. Был конкретный народ, который так и назывался «славяне». Он так назывался в письменных источниках, греко- и латиноязычных (в соответствии с их произношением - «склавены», «стлавины» и т.п.), и, что очень важно, - из этих же письменных источников следует, что представители этого народа сами себя называли славянами. Также есть круг археологических культур, отражающих древнюю общность, которую археологи, лингвисты и другие ученые считают носителями славянских языков и в этом смысле славянами; археологические культуры, отражающие эту общность в 1 тыс. н.э. не редко называют раннеславянскими.

    Так что «происхождение славян» (и вопрос о достоверных известиях) - две разные проблемы, потому что одно дело - происхождение конкретного народа, имеющего такое название, другое - происхождение достаточно обширной общности, связанной близостью языка и других сторон культуры. Точно так, мы знаем, что существует народ финны, который живет в Финляндии, и есть финны как финская часть, например, языковой и культурно-исторической общности финно-угров. И происхождение финнов и финской части финно-угров (включающих эстонцев, мордву, коми и многие другие народы) - это два разных вопроса. Или есть тюрки - конкретный народ, который известен по древним письменным источникам, и есть тюрки - тюркские народы (от татар и якутов до узбеков, азербайджанцев, турок и многих других тюркоязычных людей).

    РО: Вся селедка - рыба, но не вся рыба - селедка...

    Гавритухин: Да, при этом селедку тоже называют рыбой, и она себя как таковая идентифицирует. Соответственно, если задается вопрос, когда и где произошли славяне, кто это такие, нужно понимать, что есть два разных вопроса. Один - истоки группы народов, которые до сих пор говорят на славянских языках и объединяются в славянский круг, и есть один древний народ, который именно так и назывался - «славяне». Название которого сохранилось у дальних потомков - словаков, словенцев, словен новгородских.

    В поле зрения античных авторов этот народ появляется в 20-30-х годах VI века, у Прокопия Кесарийского и Иордана. Это авторы середины VI века, которые писали и о более раннем времени. А народ, понятно, появился раньше, чем о нем стали писать.

     

    РО: Какие определяющие признаки присущи раннеславянской культуре? Раннеславянской культурной общности?

    Гавритухин: Было бы неправильно думать, что существуют какие-то жесткие признаки, которые из века в век, всегда и везде одинаковы. Мы, современные археологи, выделяем достаточно компактные (в смысле территориальном и хронологическом) и выразительные группы древностей, пытаемся проследить взаимодействие традиций, выстроить таким образом цепочку преемственности и т.д. Преемственность от одной группы к другой может фиксироваться определенным набором керамики, приемами домостроительства, погребальным обрядом и т.д. Сказать, что есть какой-то тип горшка или тип украшений, нашли который, и можно утверждать, что это славяне - нельзя, такого универсального признака не существует и не может существовать.

    РО: Первая достоверно славянская культура - это пражская?

    Гавритухин: Пражская культура, по моему мнению, относится именно к конкретному народу славян, а не ко всей славянской общности. Именно остатки материальной культуры тех людей, которые, как я считаю, сначала жили в Полесье, потом достаточно широко распространились, и к VI веку добрались до Дуная - вот это и есть пражская культура, то есть фиксируемые археологами остатки материальной культуры народа славяне. Но в пути к ним присоединялись какие-то другие группировки. На самом Дунае они активно контактировали с византийцами. Известно по письменным источникам, что они уводили за Дунай тысячи пленных. Кого выкупали родственники или церковь, те возвращались обратно, остальные оставалась жить среди славян и становились со временем славянами.

    РО: Где расположены самые ранние достоверно славянские памятники?

    Гавритухин: Самые ранние памятники пражской культуры, с моей точки зрения, находятся в Полесье. Это Припятское Полесье - то есть территория нынешней Южной Белоруссии и север современной Украины, к северо-западу от Киева.

    РО: Согласно традиционной точке зрения, славяне ведь появились на Висле?

    Гавритухин: Во-первых, смотря в какой научной традиции. На Украине, например, большинство ученых традиционно считают, что славяне появились у них. С моей точки зрения, эти версии не имеют столь же убедительных доказательств, как та, которой я придерживаюсь. Один из важных показателей, по которому выделяют археологические культуры - это керамические наборы. Опять-таки не просто какие-то типы сосудов, а именно наборы определенных форм. Но надо понимать, что пражская культура существовала не менее 300 лет, и за это время ее керамический набор менялся. Поэтому когда мы говорим об исходном керамическом наборе пражской культуры, важно выделить наиболее ранние, архаичные формы и более поздние. Если говорить о выделении набора наиболее архаичных форм и датировать его по импортным изделиям, которые с ним встречаются, станет ясно, что памятники с таким набором керамики концентрируются именно в Полесье. Я привел материалы, которые позволяют датировать их второй половиной IV века - и никто из коллег не усомнился.

    РО: То есть можно считать датировку первых славянских памятников удревненной?

    Гавритухин: Даже более того. С моей точки зрения, народ славяне, по-видимому, в IV веке уже сформировался. Другое дело, что в IV веке он еще не был важен для Римской империи - соответственно, и для писателей, которые писали ее историю (а другой письменной истории в Европе не было), поэтому про славян и нет письменных известий IV-V вв.

    РО: Кто составлял раннеславянскую общность?

    Гавритухин: Иордан и другие авторы пишут, что помимо народа славяне был народ анты. Причем это был другой народ, и все понимали, что это разные народы, которые между собой, между прочим, иногда воевали. При этом по тем археологическим памятникам, которые с ними идентифицируются, и по сообщениям современных им греческих и латиноязычных авторов, вроде готского историка Иордана, понятно, что это были близкие народы. В языковом смысле и тех, и других, видимо, можно относить к большей общности славян. Но в смысле конкретного народа, анты славянами не были.

    РО: Каково было значение пеньковской культуры в этногенезе славян?

    Гавритухин: Пеньковская культура является восточным соседом пражской. Как правило, ее и идентифицируют с антами, что на каком-то отрезке вполне правдоподобно. По своему облику она достаточно близка пражской, хотя по многим показателям отличается и имеет другие истоки. Так что даже если отождествление с антами может вызывать какие-то споры, сообщение Иордана о том, что анты по языку и образу жизни были близки славянам, вполне соответствует соотношению пражской и пеньковской культур. То есть это были народы, которые где-то и очень-очень давно, имели общих предков, к VI в. уже достаточно давно разошедшиеся, составлявшие две разные общности, иногда между собой сталкивающиеся (как сербы с хорватами, например, хотя те и другие славяне). Клады типа Мартыновского как раз и выпадают в то время (в рамках середины - второй половины VII в.), на которое приходится экспансия славян, носителей пражской культуры, на территорию, где локализуют антов. Таких кладов достаточно много - больше двадцати. И то, что эти клады были зарыты и их не достали, свидетельствует о том, что кто-то пришел, и население сменилось.

    РО: Это не могли быть вотивные клады или разрушенные погребения?

    Гавритухин: Часть из них достоверно зафиксирована на поселениях, даже в разрушенных жилищах, а свидетельств в пользу сакрального характера находок нет; состав кладов таков, что ясно, это явно не убор одного человека, то есть не погребение. Скорее, это просто были спрятанные вещи. А раз клады никто не достал, значит, что-то с населением, спрятавшим клады, случилась беда. И по нашей (с Андреем Обломским) концепции, случилась как раз экспансия носителей родственной пражской культуры. Но «пеньковцы» не испарились, а смешались с пришельцами, стали частью новой славянской культуры на их землях.

    РО: Насколько велика была славянская составляющая в черняховской и зарубенецкой культурах?

    Гавритухин: Скажем так, контакты пражской культуры, если мы будем говорить о собственно славянах, с черняховцами были минимальными. Все-таки были, но очень незначительные, а в самой черняховской культуре нет никаких пражских компонентов. То есть там собственно славян не было. В пражской культуре, конечно, есть, допустим, фибула черняховская - значит, контакты были. Но нельзя сказать, что они были особо сильными. Это первый момент.

    Второй момент это то, что в процессе расселения, когда славяне пришли, например, на Днестр, где существовала черняховская культура, не ушедшее на юго-запад местное население они ассимилировали, оно стало частью славян. То есть в качестве субстрата остатки черняховского населения были включены в состав народа славян.

    Что касается зарубенецкой культуры, то даже если брать наиболее ранние даты пражской культуры (IV в.), ни про какие прямые контакты речь идти не может, ведь самые поздние зарубинецкие памятники датируют около середины I в. Но в качестве, скажем так, дальних прототипов, на основе которых пражская культура могла складываться, о связи можно говорить; я думаю, что зарубенецкая культура оказала достаточно важное влияние на группы, на основе которых сложились потом славяне - носители пражской культуры.

    РО: То есть имеет место быть какой-то кельтский субстрат?

    Гавритухин: Зарубенецкая культура имеет очень опосредованное отношение к кельтам. Если можно говорить, что на юге соседней пшеворской культуры были какие-то реальные кельты, в зарубенецкой такого не было. Это т.н. латенизированная культура, то есть в ней лишь довольно опосредованно ощущается кельтское (латенское) влияние. Но это не значит, что там были кельты. Надо сказать, что зарубенецкая культура - это самая восточная и самая далекая от мира кельтов латенизированная культура. Это огромная культура, территория которой тянется на сотни километров. В ней выделяются три больших локальных варианта и несколько мелких, в которых были разные субстраты. Вообще надо сказать, что, как правило, сложение археологической культуры - довольно сложный процесс, связанный и с переселениями, и с ассимиляциями. Формирование и характер зарубинецкой культуры - вопрос дискуссионный, но при этом любой специалист подтвердит, что кельты (непосредственные носители культуры Латен) в ее сложении не участвовали.

    РО: Кто участвовал в культурогенезе пражской культуры?

    Гавритухин: Это достаточно сложный вопрос, просто уже потому, что в белорусском Полесье памятники предшествующего времени («предпражские») очень слабо исследованы. Но исходя из общих соображений, общего типологического ряда, по-видимому, в формировании пражской культуры участвовали какие-то потомки зарубенецкого населения (полесского варианта зарубенецкой культуры), какие-то группы, связанные с культурой штрихованной керамики (северные соседи зарубенецкой культуры) и, вероятно, другие. Но говорить конкретно об этом трудно, так как памятники, существовавшие между зарубинецкой и пражской культурой в Южной Белоруссии, фактически не исследованы.

    РО: Какие контакты были у носителей пражской культуры с германцами и гуннами?

    Гавритухин: Контактов с германцами было много, и самые разнообразные. Кроме черняховской культуры, в составе которой были германцы, об этом мы говорили Например, представьте себе, черняховская культура, занимавшая территорию от Нижнего Дуная и Карпат до Днепра и Северского Донца, распалась в конце IV века. Казалось бы, славянам ничего не мешало идти к Дунаю, куда стремились все северные «варвары», но они вышли к нему только в VI веке. А дело в том, что когда славяне с севера двигались на юг, они оказались в «бутылочном горлышке». С одной стороны его образовывали Карпаты, а с другой стороны это была степь. По степи идти было опасно, потому что там были воинственные и достаточно многочисленные кочевники, по горам тоже идти трудно. Пройти можно было по Прикарпатью, где группировка «постчерняховского» восточно-германского круга существовала до 2-й половины V века. То есть в «бутылочном горлышке», через которое славяне шли к Дунаю, сидела германская «пробка». Славяне с ней контактировали, постепенно кого-то ассимилировали. Думаю, так же, как готская кровь течет в жилах итальянцев, испанцев, крымских татар (но не немцев!), готская кровь течет и в славянах, по крайней мере, в Поднестровье.

    Про контакты с германцами можно говорить очень долго. Известно по письменным источникам, например, что когда у лангобардов в 1-й половине VI в. возникли вопросы с престолонаследием и т.д., в решении этих вопросов участвовали славяне, как союзники одного из претендентов.

    Прямыми свидетельствами контактов с гуннами, если говорить о пражской культуре, мы не располагаем. А если говорить о культурах славянского круга, то они были безусловно. У Приска Панийского, который был в составе римского посольства к гуннам, зафиксированы страва, медос и другие несомненно славянские слова. Они свидетельствуют о том, что славяноязычные группы (но, по-видимому, не славяне) были среди сотен народов и племен, подвластных гуннам в эпоху державы Аттилы в середине V века.

    РО: Какова была дальнейшая судьба пражской культуры?

    Гавритухин: К VII веку пражская культура занимала гигантскую территорию от Днепра до Эльбы, от южного берега Балтийского моря до Дуная. И на разных территориях на ее базе складывались новые культуры, связанные с разными группами славян - уже исторических предков современных народов, начиная от лужицких сербов на Эльбе, позднее почти полностью ассимилированных немцами, заканчивая предками русских, белорусов и украинцев в Восточной Европе. Первоначальная общность, которая фиксируется для V-VII вв., к этому времени, заняв огромную территорию, ассимилировав, множество различных компонентов, просто начинает по-разному развиваться на разных землях. На месте пражской культуры для последней четверти первого тысячелетия фиксируется серия разных археологических культур, на территории Восточной Европы, например, - культура Луки Райковецкой.



    Источник: http://www.rus-obr.ru/idea/1148
    Категория: Предшественники славян | Добавил: Яковлев (16.07.2009)
    Просмотров: 535
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]